АИТОВА РАМЗИЯ НУРЕЕВНА

Нам нелегкое выпало детство…

… Да ведь без мала голыми руками
 Давали бой неласковой судьбе
Сдавали кони – маялись с быками,
Быкам невмочь – пахали на себе
     Константин Мартовский

Родилась в 1930 году в деревне Уразлино Камско-Устьинского района.

 «- До войны мы жили в достатке. Отец был большим мастером,  катал валенки. Заказы шли из всех близлежащих деревень, но, сильно простудившись, в 56 лет ушел из жизни. Мне было всего девять месяцев, и отца я не помню. Мама осталась одна с пятью детьми. Главой семьи стал старший брат Хайрулла. Несмотря на молодость, он был деловым, энергичным человеком. Семья сразу же вступила в колхоз, брат - в комсомол. Позже его пригласили в район, где он был избран секретарем райкома комсомола. В семь лет Хайрулла взял меня к себе, где  я пошла  учиться в русскую  школу.
22 июня был воскресный день. С семьей сестры мы выехали за город, а вернувшись, узнали страшную весть  о начале войны. По радио непрерывно призывали пригодных к службе мужчин  явиться  в военкомат. Муж сестры сразу же отправился туда, но на фронт его не взяли, поскольку он работал на оборонном заводе, готовил на аэродроме самолеты к вылету.  Хайруллу же проводили на фронт еще в финскую войну. Воевал он и на фронтах Великой  Отечественной, был ранен, но оставался до конца в строю. Домой вернулся только после Победы. Работал секретарем райкома ВКП(б), председателем райисполкома.
  Младшего брата Нияза  призвали в 1943 году. Служил он на флоте в Севастополе.  После окончания войны жил в деревне и работал начальником связи и завклубом. В деревне все мужское население сразу же было призвано на фронт, остались женщины, старики и дети. Детям приходилось много работать: пахать, сеять, бороновать, убирать урожай. Уже в шесть утра бригадир стучал в окошко – звал на работу. Попробуй опоздать. Лошадей в деревне не было, их тоже забрали  на фронт.  Приходилось запрягать упрямых быков. Однажды с напарником, мальчиком 10-11 лет, узнали на себе, что такое ярость этих животных. Быка одолели оводы, и он, разъяренный, с глазами налитыми кровью, сбежал от нас. Мы к нему подойти - то боимся, не то, что запрягать. А бригадир кричит: «Что остановились?» Еле сам с ним справился. Трудодни не оплачивались, так что работали за пустые щи, да кусок хлеба. Весной ходили в поле собирать картошку, оставшуюся с осени. Мыли ее, сушили и пекли лепешки. Маму отправляли на рытье окопов, откуда она могла не вернуться. Как-то раз, желая проведать малолетних детей, она прошла пешком более 20 километров. Обессилев, упала в снег и могла бы замёрзнуть, если бы не проезжавший мимо колхозник.
  После окончания шестого класса по приглашению тети мы с сестрой уехали в Узбекистан,  в Бухарскую область. Поначалу пришлось туго. Языка узбекского не знали. Тетя, хоть и пригласила нас к себе,  жильем обеспечить не могла.  Но мир, как говорится, не без добрых людей. Приняла нас с сестрой в небольшую комнату Фатыма - апа,  наша землячка. Повезло и с работой: сестра устроилась в райсобес, я - в сбербанк счетоводом. Тут мне, тринадцатилетней девочке, сильно  помогла главный бухгалтер. Она не только научила практической работе с клиентами, но и защищала меня, ведь в банк приезжали бородатые дядьки из всех колхозов района. Естественно, что хрупкой девочке они не доверяли. Но хорошая память, молодой цепкий ум, схожесть языков сделали свое дело. Через некоторое время приезжающие обращались ко мне «үкәзян» (сестренка) и привозили то огурцы, то помидоры. Подкармливали. В сбербанк иногда заходил начальник почты Аскеров, он и попросил меня поработать телефонисткой. Кроме того, в госпитале я переписывала истории болезни раненых. За каждую из них мне платили, как помню, по тридцать рублей.
  В ночь на 9 мая было мое дежурство. Из Ташкента предупредили, что возможно будет важное сообщение. И вот в четыре часа утра я первая узнаю: война закончилась! Сразу же позвонила начальнику почты, а он велел перезвонить  в райком  партии. Я немного робела будить ночью секретаря райкома, строгую, серьезную, очень занятую женщину, но она была от этого известия счастлива. Радостная весть тут же облетела весь поселок. Что тут началось! Все вышли на улицу, пели, плясали, плакали, обнимались.
Закончилась война, нужно было возвращаться домой. Уехать удалось с большим трудом.  Не отпускали с работы,  да и  желающих  возвратиться домой, эвакуированных, было великое множество. Ехали на крышах вагонов, висели на площадках. Еле протолкнулась  в вагон. На родину добиралась почти месяц. Подхватив малярию, обессилела совсем, меня трясло, иногда находилась в бессознательном состоянии. В такой момент, видимо, украли мешок с сухофруктами, которые я везла маме в подарок.
Болела всю зиму, поправившись, приехала в Казань и в 1946 году поступила в школу ФЗО мехового комбината. Здесь выдали одежду, талоны на обед и на 400 грамм хлеба. Жили  в общежитии в Ново-Татарской слободе, которое находилось в мечети. Через два года учебы  я получила специальность портной по пошиву шуб.
Трудилась , занималась общественной  работой.  В 1951 году меня избрали делегатом на отраслевой съезд работников текстильной и легкой промышленности СССР, а затем - председателем профкома фабрики. Позже работала начальником цеха, заместителем председателя профкома объединения, а в 1973 году назначили директором Дворца культуры меховщиков, который имел замечательную историю.  Рабочий театр, например, был настоящим очагом культуры, кузницей будущих актеров.  Он дал путевку в большое искусство Марселю Салимжанову, Фуаду Халитову, Марзии Минибаевой, Ибрагиму Гафурову и др. Его творческие коллективы были неоднократными лауреатами республиканских и всесоюзных конкурсов, принимали участие в декаде культуры республики в Москве.
   В 80-е годы  Дворец был настоящим очагом культуры в районе и городе. В нем проводилось огромное количество мероприятий: тематические вечера, вечера для молодежи, работали 15 детских и взрослых кружков. Из них 8 коллективов имели звание «народный». Ансамбль баянистов, народный татарский театр, ВИА «Сайяр», хореографический  коллектив «Веселые ребята», женский хор « Иделкэем» были известны всей республики. На каждой фабрике была своя художественная самодеятельность, проводились цеховые, фабричные смотры-конкурсы, фестивали народного творчества. Дворец  культуры был одним из излюбленных мест отдыха меховщиков. Какая играла здесь музыка, какие проводились вечера, на которые собирались семьями!
В 1985 году я ушла на заслуженный отдых, но продолжаю участвовать в общественной жизни коллектива. У меня двое детей: сын Ильдар, высококвалифицированный электро - газосварщик (у него сын и двое внуков). У дочери Наили - дочь и внук. Она тоже работала на меховом объединении экономистом.

Трудовой стаж на Татмехобъединении – 39 лет. Директор Дворца культуры(1973 – 1985гг.). «Заслуженный работник культуры Республики Татарстан». Делегат отраслевого съезда работников текстильной и легкой промышленности СССР. Около десяти лет возглавляла Совет ветеранов ООО «Мелита». В 1947 году, как юный труженик тыла, награждена медалью «За доблестный и самоотверженный труд в период Великой Отечественной войны 1941 - 1945гг», юбилейными медалями к 50, 55, 60, 65–летию Победы в Великой Отечественной войне.
Имеет медали: «За доблестный труд в ознаменование 100 – летия со дня рождения В.И. Ленина», «В память 1000 – летия Казани», «Ветеран труда». Отмечена Почетными грамотами ВЦСПС, Президиума Верховного Совета Татарской АССР, Центрального Комитета ВЛКСМ.

 

Прикреплённые изображения: