АЛТЕНКОВ АЛЕКСАНДР АНДРЕЕВИЧ

Александр Андреевич родился 26 сентября 1925 года.

Участник Великой Отечественной войны. Призван в ряды Красной Армии Молотовским РВК г.Казани. Демобилизован в 1948 году.

Награжден орденом Отечественной войны 2-степени (1985г.), медалью "За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945г.г.", медалью "За победу над Японией" и другими медалями.

 

Воспоминания ветеранов (беседа семьи Алтенковых):

— Много молодых ребят не вернулось. А мне просто повезло, я ведь был артиллерийским  разведчиком. Мы, в основном, располагались в пяти-семи километрах от линии фронта. Участвовали в артподготовке, собирали данные, необходимые для прорыва советских войск. Изучали ориентиры, вокруг которых сосредотачивались немцы,  делали расчеты и зарисовки, которые были нужны нашим командующим...

— Саш, ну ты ведь и на передовой столько раз был! Под обстрел попадал, контузия у тебя, — включается в разговор Антонина Николаевна, супруга боевого ветерана.

— Конечно, бывал на передовой, и обстрелы были. Это на войне дело обычное. Мы быстро перестали бояться мин, ходили вокруг них, смеялись. А вот когда начинали бомбить, становилось страшно. Казалось, что свет вокруг померк, снаряды летели как тучи. Думаешь, летит прямо в тебя, а они падают где-то вдалеке… Радуешься, что сейчас обошлось, что товарищи уцелели.  А потом раз, и новая атака. И что будет через минуту — предположить страшно.

— Вот и мы боялись представить, как там наши ребята на войне, — продолжает Антонина Николаевна.

— Я в семье старшая была. Кончила семь классов, и пошла работать на машиностроительный завод. У станков мы стояли сутками, с завода не выпускали. Мама тоже в таком ритме работала, а дома нас ждали младшие сестра и брат. Есть нечего было, и дети привыкли жевать сырую редьку. Жизнь, конечно, тяжелая была, да только знали мы, что на фронте-то еще тяжелее. Писем с фронта ждали с замиранием сердца. Саша очень красиво писал. До сих пор помню его манеру письма. И слова добрые скажет, и цветочки нарисует. Я все это бережно хранила, перечитывала по несколько раз и очень переживала, когда от него долго не было вестей. Много ведь ребят погибало, постоянно приходили похоронки. Почти каждую семью коснулась боль утраты. Но о плохом мы старались не думать, ждали своих героев, да Боженьке молились. Мы с Сашей обвенчались в храме Ярославских чудотворцев, что на Арском поле. Сосватали нас уже после того как он с войны пришел. А когда уходил на фронт, мы ведь еще и не думали, что всю жизнь вместе будем. 65 лет уже живем душа в душу.

  ---Да уж. Угораздило же жениться на этой дамочке! Вот пусть расскажет вам, как они тут без нас вечеринки устраивали, пока мы с фашистами воевали, — смеется Александр Андреевич.

— Он мне все эти «вечерки» припоминает! Разводиться, наверное, задумал на старости лет, — поддерживает Антонина Николаевна.

— Хотя какой же ты старый?! Для меня-то ты все равно Санька! Быстро годы пролетели, а в памяти все настолько живо, будто вчера случилось. Молодые мы были, работали на заводах сутками. Сами без сил, а развлекаться-то все равно хотелось, молодежь же все-таки. Вот и собирались, пили чай, да песни пели.

— На фронте солдаты тоже пели. Еще как! У нас у одного бойца гармонь была, а у другого — скрипка. А вот балалайки, к сожалению, не было. А я ведь только на балалайке играть умел, — продолжает мысль супруги ветеран.

---Ты расскажи хоть где и как ты воевал, как на фронт попал. Молодежь этим интересуется. А мы им все про песни, да балалайки!

— На фронт попал, как и многие. Тогда прибавить к возрасту годок, другой было делом обычным. Надоело нам на заводе работать, и решили мы с ребятами, что надо скорее на войну «мотануть». В Ленинском военкомате сразу раскусили нашу затею. Тогда мы пошли в Молотовский военком, сказали, что документов никаких нет, что карточки потеряли. Нас тут же приняли и отправили в Саранск, в разведшколу. Оттуда направили под Харьков, там организовывалась фронтовая дивизия в расположении которой я находился в 43 и 44 годах. Мы были в составе второго прибалтийского фронта, освобождали Прибалтику. Долго там фашисты не сдавались, наши войска уж до Берлина дошли, взяли город, а в Прибалтике захватчики все продолжали сопротивление. Но и их прижали — авиация помогла. Сдались фашисты, достали белые флаги, война закончилась. Мы счастливые — живем, души не чаем: домой, думаем, скоро вернемся. А нас всех на эшелон, и везут куда-то. Везут и везут к и расформировывать не собираются. Приехали мы на восток и только там, на базаре, нам сказали: вас, сыночки, отправляют на войну с японцами. Разгрузились на границе с Монголией, через степи прошли в Маньчжурию. Дальше проследовали в Большой Хинган, затем в Малый Хинган, там сосредотачивалась японская армия. В результате боев они капитулировали. Мы отправились в Северную Корею, где и продолжали войну до ее окончания. Наконец, перевели нас на Дальний Восток, оттуда я демобилизовался и вернулся домой.

— Вот так! Не для всех война в 45-ом закончилась. Я Сашу еще потом три года ждала, — подмечает Антонина Николаевна.

— Послевоенные годы тоже были очень тяжелые. Также работали, также уставали. Но настроение, конечно, уже совсем другое было. Мы ведь все-таки стали народом-победителем! Я как раз на заводе, на смене была, когда пришла весь о том, что наши войска взяли Берлин. Видели бы вы, что тогда творилось! Звонили, стучали, бренчали во все, что только под руку попадалось! Шумели так, что казалось, завод сейчас просто взлетит, взорвется от радости!  Никак не могли мы своих чувств сдержать, от счастья плакали, так что это действительно праздник со слезами на глазах. И спустя годы радость Великой Победы не проходит. Раньше мы с Сашей каждый год ходили на парады 9 мая, а сейчас здоровье не позволяет, дома смотрим трансляции, делимся радостью с нашими детьми, внуками, правнуками. У нас уже пять правнуков. И все они очень любят деда!

Прикреплённые изображения: