АРХИПОВ АФАНАСИЙ МИХАЙЛОВИЧ

Детство, израненное войной

 

            Родился 1 октября 1933 года в с. Федотовка Шугуровского района ТАССР.

Когда мне исполнилось четыре года, 21 ноября 1937 года совершенно безвинного отца, обвинив в троцкизме и объявив «врагом народа», арестовали, приговорили к 10 годам тюремного заключения и отправили на Колыму. Оттуда он вернулся только в 1948 году. В этот же день отобрали всю нашу живность и имущество (кроме дома), а наша мать и трое малолетних детей остались без средств существования и без отца. Самому старшему из детей было девять лет, а самому младшему - три года.

            В сентябре 1940 года я поступил учиться в первый класс Федотовской средней школы, а через 10 месяцев началась Великая Отечественная война. Начиная с 1 по 4 классы включительно, в холодные и голодные годы ходил в обносках (старых холщовых рубашках и штанах старших братьев). Наша мать, оставаясь одна, без мужа со своими несовершеннолетними детьми, сумела нас спасти от голода, холода и от смерти. Нашу обездоленную семью, как жену и детей заключенного, облагали завышенным, чем у других, налогом, а в случае неуплаты отнимали лучшую скотину и последний картофель.          Чем только не питались мы в эти проклятые военные годы. К началу весны заканчивался запас картофеля, отрывая от себя, готовили семена к посадке. Ранней весной при копке огорода находили остатки мерзлого картофеля, из которого пекли лепешки. Когда прорастала крапива, варили суп и с удовольствием ели. Недели через три после посадки всходил картофель и вместе с ним сорняки двух сортов лебеды. Тут уже мы старались совмещать приятное с полезным - пропалывали лебеду, освобождая картофель от вредных сорняков, а затем из неё варили суп. А также срывали с ботвы картофеля листья и вместе с лебедой пускали в пищу. К этому времени в лесу созревал борщевик Сосновского, за которым моя мама уходила с женщинами за 5 км ночью и возвращалась рано утром. Затем, покормив нас, она уходила на колхозную работу. А к середине лета созревали листья липы, которые после сушки мололи в мельнице. Из этой муки пекли хлеб. Со стен мельницы я сгребал мучную пыль, которая тоже шла для выпечки хлеба. Оставшаяся после чистки картофеля кожура не выбрасывалась, а после сушки шла на помол, из муки которой пекли хлеб. Это для нас был настоящий деликатес.

            В годы войны наша мать выращивала большое количество табака, хотя курящих в семье не было. Удивительно ароматными были цветки растущего табака. Мы, пацаны, сосали их и получали большое удовольствие от вкуса нектара. По мере созревания табак вырубали, сушили и измельчали до кондиции курильщиков. А потом, по воскресеньям, мама продавала курильщикам на базаре табак. Эти деньги шли на уплату налогов. Мать также много сажала лук на перо. По вечерам, каждую субботу, я с матерью собирал луковые перья, связывали их в пучок и мама носила на базар для продажи. Вырученные деньги шли на уплату долга в сельский совет. Мало того, нас еще облагали денежными займами, а за неуплату – угрожали судом и отнимали у матери трудодни. Еще были поборы по страхованию жилья и имущества. Непомерно высоки были налоги натурой: мясо - 40 кг в год, 100 яиц в год, (независимо от наличия кур), а также шерсти и картофеля.

            Не могу забыть мучений в годы учебы в начальных классах школы. В школу ходил босиком через болотистое место по колено в холодной грязи до самого снега. Из-за минусовой температуры ступни и икры ног неимоверно мерзли, кожа растрескивалась и постоянно кровоточила. Всё это продолжалось в течение 4-5 лет при постоянном голоде и недоедании. Помню, как соседский мальчик и одноклассник умерли с голоду. Некоторые взрослые умирали, отравившись от поедания перезимовавших под снегом зерен озимых и яровых культур. Проживая впроголодь, наша семья, из троих малолетних детей и матери, сумела выжить благодаря тому, что сберегла корову и имела большой огород под картофель. Всё травяное питание готовилось на молоке и картофеле.

            С ранней весны начинали копать огород под картофель вручную, лопатой (о

вспашке на лошади не могло быть и речи). Однако урожаи были низкие. Самые ранние посадки попадали под заморозки, взошедшие ростки погибали, а пересаживать не было семян. В результате, для семьи надвигалась голодная зима.

            Как-то ранней осенью мы, второклассники, самовольно пошли кататься на деревянных коньках на озерный лед и провалились. Ноги до дна не доставали. На наш крик подоспела женщина, заготавливающая засохшие ивовые прутья на дрова. Она нас вытащила из воды, привезла в дом мельника и, сняв с нас мокрую одежду, положила на печку. Чуть не уйдя на дно, мы оба спаслись от смерти, что стало для нас большим уроком.

            Когда учился в 4 классе, прямо из школы на лыжах поехал на крутую горку, спускаясь с которой упал и сломал ногу. Долго не мог встать. Соседские мальчишки, услышав мой крик, подошли и увезли меня на санках домой. Иначе, я остался бы на ночь и замерз насмерть.

            После ухода в 1944 году старшего брата на войну, бросил школу из-за голода и начал работать в колхозе «Алмаз» (впоследствии колхоз им. В.И Ленина). Ходил на полевые работы: прополка сорняков, уборка сена и соломы, подвязка снопов, сбор колосков после жатвы.

            После окончания полевых работ меня направили на конный двор ухаживать за лошадьми, убирать навоз и подвозить солому для скотины на ферму. Не хватало корма: лошади падали без сил и не могли подняться самостоятельно. Нам с ребятами приходилось их поднимать. Скот гибнул от болезней («шатун»), его резали и это мясо отдавали голодающим семьям.

            Летом со средним братом работали на жатве зерновых. Брат, будучи механиза-тором, обеспечивал работу жатки, а я, сидя верхом на лошади, управлял. Жара и голод мешали работе, люди и лошади быстро уставали. После короткой передышки работа возобновлялась. Работая в колхозе с 12 лет, я окончил общеобразовательную школу только к 20 годам.

            Все мы жили надеждой, что война скоро закончится. Из родственников в боевых действиях участвовали Архиповы: Михаил Михайлович, Афанасий Иванович, Николай Иванович, а так же Тихонов Александр Константинович. Погибли на фронте: Архипов Афанасий Иванович и Тихонов Александр Константинович.

9 мая 1945 года, в честь окончания войны, колхоз организовал большой праздник. Нас угостили супом из картофеля и борщевика, где я в первый раз наелся досыта.

            Все эти невзгоды в моей жизни были результатом ненавистной войны, развя-занной немецким фашизмом. Но наше дело правое и мы победили. Все выше пере-численные беды (голод, холод и другие неудачи) нас не сломили. Получив образование, мы стали достойными специалистами народного хозяйства нашей Великой России.

 

Я окончил факультет механизации Казанского СХИ. Общий трудовой стаж - 51 год, из них 18 лет работал доцентом Казанского СХИ. В 2005-2001гг. - доцент Казанского государственного энергетического университета. Кандидат технических наук. Труженик тыла.

Награждён медалями: «Ветеран труда», «В память 1000-летия Казани».

 

Прикреплённые изображения: