БАДРУТДИНОВНА МАРГАРИТА ШАМСУТДИНОВНА

Родилась 25 мая 1937г. Почётный ветеран завода ЭВМ (КПО ВС). С 1959 по 1992 работала на Казанском заводе математических машин (КЗЭВМ, КПО ВС): инженер, ст. инженер, вед. инженер, начальник лаборатории, начальник отдела, заместитель главного конструктора объединения.  Депутат 6 созывов Казанского горсовета, председатель СТК КПОВС (1989-1992). Награждена орденами Трудового Красного Знамени, «Знак Почета», 4 медалями СССР/РФ, 2 медалями ВДНХ. В ОАО «ICL- КПО ВС» работает с 2000г. по настоящее время в должностях директора музея «История вычислительной техники в Казани» и председателя совета ветеранов КПО ВС с числом ветеранов свыше 1050 чел.

Мне было 4 года, когда началась война. Мы жили в западной Украине в пограничном городе Залещики, куда в 1939г. после расширения границ СССР была направлена военная часть отца.

Отец- Бадрутдинов Шамсутдин Бадрутдинович 1907года рождения, кадровый военный, призванный в РККА в1929г.-участник финской компании и Великой Отечественной войны.

Мама- Бадрутдинова (Исхакова) Магира Муртазовна 1913года рождения воспитывалась в детдоме в г. Чистополе с 1917г. У неё была постоянная тяга к учёбе, тем более, что советская власть этому очень способствовала. Находясь в детдоме, окончила Чистопольский педтехникум, затем была направлена в Казанский университет на рабфак. Поскольку  жить приходилось только на стипендию, из-за постоянного недоедания после зимней сессии на3 курсе геофака серьёзно заболела ( впала в круглосуточную спячку по причине нервного истощения), затем больница, санаторий.

По возвращении из санатория комсомольская организация ей дала путёвку для работы в Октябрьский военный городок на должность воспитателя детского сада. К началу нового учебного года уже она вышла замуж за отца. Начались жизненные университеты, т. к. вскоре родилась дочь (которая в 9 месяцев заболела ДЦП и была инвалидом с детства), а отца по службе кидали из части в часть, потом родилась я, далее финская компания. Учиться маме более не пришлось. Всю жизнь работала педагогом по дошкольному воспитанию, благо, что во всех воинских частях имелись детсады, и работой она была обеспечена, а мы ходили в её детсад.

Итак, мы живём в городе Залещики на границе с Румынией. Население местное очень недружелюбное (для них мы оккупанты на их исконных землях). Все знают, что война не сегодня-завтра. Военных всех, в том числе отца, перевели в УР (укрепрайон), а семьи остались в городе. Чтобы не сеять панику, со всех была взята подписка, запрещающая эвакуацию. Конечно, все готовились к возможному отъезду. Мама собрала огромный рюкзак с необходимыми продуктами и предметами первой необходимости, прихватив плащ-палатку отца, которая оказалась в дороге архиполезной вещью. Мне тоже собрали рюкзачок с нашими детскими вещами.

И вот 22 июня в 4 утра, с началом бомбардировки мы двинулись на вокзал. Быстро бежать не могли, так как у мамы был тяжеленный рюкзак, а на руках моя неходячая сестра 6,5 лет. Я своим ходом с рюкзачком, в одной руке сетка с хлебом, в другой - кувшин с вишнёвым вареньем. Пока мы добрались до вокзала, оказалось, что состав с «телячьими» вагонами уже забит до отказа, вплоть до крыши. В ушах до сих пор стоит мамин крик, дополняемый нашим рёвом, бегаем вдоль состава в полном отчаянии. Машинист паровоза сжалился над нами и помог забраться на тендер с углём, где было уже несколько женщин с детьми. Здесь-то и пригодилась плащ-палатка отца. Устроившись на угле сразу за паровозной трубой, плащ-палатку расстелили и сделали подобие навеса.

Мы долго добирались на Восток: то пути разбомбят, то попадание снарядов в состав, кроме того зелёная улица предоставлялась военным составам. В вагонах из-за антисанитарии начались эпидемии. Зараза вагонная нас минула, только от грязи начались вши и чесотка. Когда доехали до Зелёного Дола, охрана оцепила состав. Состав с беженцами должен быть переформирован для эвакуации либо в Среднюю Азию, либо в Сибирь. Казань принимала только составы с эвакуированными предприятиями и их семьями. Мама безуспешно пыталась охране доказать документами, что Казань - её родной город. Тогда она написала записку своему зятю-мужу своей родной сестры Гафиатуллину Сулейману Халиловичу, который был наркомом Татарии и по совместительству по военному времени был председателем Совета Обороны Татарии. Вновь выручил машинист нашего состава, который сумел передать ему записку. Имя этого машиниста память не сохранила, но вечная память этому человеку, который стал нашим спасителем. В последние дни перед дальнейшей отправкой состава с беженцами произошло чудо: дядя нас разыскал, и нам разрешили сняться с поезда. Дядя отправил нас на своей служебной машине к себе домой, а сам остался на вокзале. Семья практически всю войну его не видела, такая была нагрузка военного времени.

Для тёти наш приезд был полной неожиданностью, ведь ни телефон, ни телеграфная связь у гражданского населения не действовали. Срочно затопили колонку в ванной, обрили косички, невзирая на наши протесты. А чтобы нас успокоить, предварительно обрили наших двоюродных братьев и сестру. Одежду вместе с косичками сожгли после помывки, намазав нам руки серной мазью, усадили за стол. После нескольких дней проживания в их семье дядя нас поселил на улице Волкова, дом 60 в коммунальной квартире на 5 семей. Нам выдали ордер на одну из комнат, так как хозяйка тётя Дуся сбежала из Казани с вещами, боясь немцев, которые уже были под Москвой. Спустя несколько месяцев, когда немцев отогнали из Москвы, тётя Дуся с вещами вернулась, её вселили к нам в комнату. Так мы (две семьи) жили в одной комнате, разделённой ширмой почти до конца войны. Благо у нас мебели было всего 2 кровати и стол - тумбочка.

Дядя, несмотря на его должность и соответственно возможности, нам, семье фронтовика с ребёнком-инвалидом, никаких исключений не сделал. И в своём быту он был совершенно аскетичным человеком, истинным патриотом Родины. На старости лет, живя на персональную пенсию в Казахстане, тётя много раз просила дядю купить ей впервые в жизни золотые серьги и обручальное кольцо, на что Сулейман Халилович отвечал, что это мещанство и никогда этому не бывать. От того, что происходит сейчас, когда за годы перестройки страну превратили в общество потребителей, живущих по понятиям, дядя от отчаяния, думаю, крутится в могиле пропеллером.

Соседи по коридору были дружными, общие горести сплачивали. Если, когда и вспыхивала ссора в силу нужды и бытовых неудобств, то вскорости наступал в коридоре мир и общее чаепитие с сахарином и морковной заваркой. Напротив нашей комнаты жили бездетные тётя Шура и дядя Андрюша Летовы. Мы пропадали в их комнате. Тётя Шура за нами приглядывала. Дядя Андрюша работал слесарем на швейной фабрике, естественно припрятывал часть заработанных денег от аванса и получки, любил отметить выпивкой. Дело доходило до драки, но никто из соседей не вмешивался. Иначе они вдвоём ополчались. Затем мир и всё по-прежнему. Добрые люди оставили светлую память.

Другой сосед-Алексей Иванович Осипов до революции ещё окончил фельдшерские курсы. Был диагностом от мозга костей и преданный Гиппократу до самой смерти. Дело в том, что я была очень болезненной, ко мне липла любая инфекция. Благодаря Алексею Ивановичу я выжила, он меня лечил бесплатно, ни разу не взял денег ни за лекарство, ни за уколы. Мама была молодой, сон был крепким, а Алексей Иванович ночью с уже прокипячёнными шприцами и с набранным лекарством долго стучал в дверь, чтоб сделать укол. Вечная память Алексею Ивановичу, и если есть рай, то это его место.

События военных лет военных лет отложились в детской памяти отдельными эпизодами.

1)        Осень 41 года. Мама сразу пошла на работу, а меня определили в детсад, который находился на улице Свердлова напротив военкомата. И вот я, 4-- летняя кроха, ежедневно самостоятельно добиралась до садика. Это от Волкова, через Шамовскую рощу, Суконный базар и 2/3 пути по ул. Свердлова. Зима 41 года была чрезвычайно суровой. Морозы доходили до -45оС. Мама меня укутает во все одежды и шали так, что только глаза оставались открытыми, и я бегу в садик. При этом помню мамин наказ: не останавливаться, кто бы только ни пытался заговорить со мной. Она, будучи педагогом, придумала для меня страшную историю, что из детей делают начинку в пирожки, и она сама будто видела детский мизинчик в пирожке. История с мизинчиком гнала меня безостановочно до самого садика.

2)        За нами следить было некому: отцы на фронте, матери на работе, всё свободное время пропадали либо в очередях, либо на улице, которую любили до потери пульса. Улица Волкова была патриархальной, с деревянными, как правило, одноэтажными домами с кучей построек во дворах. Нас, ребятишек, было до сотни, масса игр, овраги Шамовской рощи буквально обглажены нашими задами. Много бегали на коньках «спотыкачках», которые прикручивались верёвками к валенкам. Мама вечером сушила в духовке валенки, пальто, шаровары, варежки и т.д. Маленьких не обижали. Наше дворовое братство сохранилось на долгие годы. Запомнился такой эпизод. Мы заигрались, а все дворы были изрыты щелями (открытые бомбоубежища). У соседей из дома напротив была коза, которую должна была пасти дочь Нина. Козу привязали к дереву во дворе нашего дома, а сами убежали в Шамовскую рощу. Перед возвращением матери с работы все собрались домой. Вспомнили про козу, а она, оказывается, споткнулась и свалилась в бомбоубежище, удушившись на веревке. Мы выли от горя на всю улицу: и козу жалко, а Нину ждала серьёзная порка.

3)        Поскольку я без конца болела, а где-то в 1943г. пришел аттестат с фронта от отца, мама сумела договориться с молочницей, чтобы она 1 раз в неделю приносила четверть молока (3литра). Моей задачей было вскипятить на керосинке это молоко. Я поставила это молоко кипятиться, а сама унеслась на улицу, как казалось ненадолго. Когда вспомнила про молоко, вернулась, а оно «убежало». Я ничего лучшего не придумала, чем половой тряпкой собрать остатки молока и отжать в кастрюлю. А вечером мама, застав эту картину, очень горько заплакала. Это для меня было худшим наказанием, лучше бы отлупила, как это было принято в других семьях. Но мама была педагогом от бога, ни разу в жизни не подняла на нас руку, просто, если мы провинились, говорила: «Не заставляйте меня повышать на вас голос»

4)        В 1942г. маме пришло с фронта письмо от её подруги Вали по рабфаку КГУ. В это время по всем фронтам распространилось гениальное стихотворение К. Симонова «Жди меня» так созвучное и фронтовикам, и их близким в тылу. Валя не знала автора стихотворения, но оно затронуло души всех. Вот она и поделилась своей радостью с мамой. Если бы К. Симонов ничего не написал, то даже только «Жди меня» его прославило бы в веках. К глубокой скорби Валюша на фронте. погибла совсем молодой. Я всё хотела переслать Валюшино письмо К. Симонову, но так и не решилась. Думаю, что и без меня его завалили письмами.

5)        В декабре 1943г. после победы под Сталинградом, забрезжила надежда на мирную жизнь. Стали для детей проводить новогодние ёлки в детсадах, школах, районах, городе. Всем детям на празднике давали новогодний подарок, в котором обязательно присутствовал мандаринчик. Его вкус и аромат запомнился на всю жизнь.

Дядю должны были  по партийной линии перевести в январе 1944г.в Казахстан (Сталин постоянно проводил ротацию кадров) с тем, чтобы он занялся решением продовольственной программы для армии и мирного населения. Тётя Нина решила тоже устроить новогодний праздник для детей и тоже с подарками. Затем всех детей пригласила к Жигановым. Дело в том, что тётя Нина с моей мамой были однокашниками с Н. Жигановой по детдому в Чистополе. Дружили всю жизнь, жили в одном доме, на углу против Лядского сада, который считался правительственным. Запомнилась ёлка у Жигановых с большим весельем, играми, которые сопровождались игрой на пианино, тётя Серафима Жиганова ещё и запевала нам. Их дочь, моя сверстница, Света Жиганова ,была в очень нарядном платьице с фартучком. Этот фартучек сразил меня наповал на долгие годы.

6)        В 1944г. я пошла в школу №86 в 1 класс. Первая учительница Мария Ивановна Козлова, награждённая орденом Ленина до войны. Запомнилось, что чернильницу – непроливайку зимой надо было носить в кармашке платья, чтобы не замёрзли чернила. Начинали обучение с написания палочек в прописях. При входе в класс дежурные проверяли опрятность одежды, чистоту рук и ногтей, а также заглядывали в волосы, так как вши были обычным явлением. В большую перемену был бесплатный перекус: кусочек хлеба с песком либо коржик. Ещё запомнилось, что ежедневно заставляли пить по ложке рыбьего жира. Штука отвратительная, зато поддерживала здоровье. Урок физкультуры был обязательным, и в спортзале были турник, «конь», верёвка с потолка, зимой ходили на лыжах, которые были обязательно в каждой школе. Лыжи на мягких креплениях. Сдавали нормы ГТО. Страна растила здоровое поколение, а спорт был массовым. Если не умеешь плавать, то тебя спускали на верёвке на талии в Кабан либо в Казанку. В конце концов плавать научались.

Ещё запомнился дворец пионеров с массой кружков и секций, и всё это бесплатно. Я выбрала драматический кружок, кружок бального танца и хор. И хотя не отличалась ни голосом, ни слухом, мне не было отказано в желании петь. Просто меня поставили в дальний ряд, чтобы я своими талантами не портила общей картины. И в этом величие педагогов военного времени, любивших детей, а не кошельки родителей, как это происходит в наши дни. За что громадная благодарность тем педагогам и воспитателям.

  1. День Победы запомнился очень ярко. Рано утром 9 мая 1945г. Левитан объявил о Победе, эта весть моментально распространилась, ликованию людей со слезами на глазах не было предела. Все соседи нашей коммуналки и из многочисленных хибарушек во двор стали выносить столы, стулья, разнообразные припасы.

В соседнем доме №58 жили двое одиноких стариков Пшичкиных в своём доме ( он стоит до сих пор) в глубине фруктового сада. Сад и их покой охраняла злющая собака. Несмотря на постоянный голод и достаточное количество воров-профессионалов в окружающих дворах, никому не удавалось проникнуть в их сад или дом. Собака могла разорвать. Мама на радостях, забыв о их собаке, перелетела высоченный забор, а её собака и не тронула! Видимо она излучала очень сильную радость и счастье. В нашем дворе составили столы, праздновали целый день, Пшичкины тоже приняли участие в торжестве. Мы, дети, бегали по всей улице, добрались и до улицы Баумана и на площадь Свободы, ловили поздравительные листовки, которые там сбрасывали с самолёта.

Страшное время бесконечного горя военных лет завершилось, у многих моих одноклассников, друзей не вернулись отцы с фронта. За победу была заплачена дорогая цена как участников боёв, так и самоотверженных тружеников тыла. Хочется отметить вклад в Победу моей семьи и близлежащих родственников: отца, его родного брата, зятя мамы Гафиатуллина С.Х. и её двоюродного брата Тумашева Г.Г.

  1. Отец Бадрутдинов Шамсутдин Бадрутдинович - кадровый военный, принял первый бой 22 июня 1941г. со своей частью на укрепрайоне на границе с Румынией. Прошёл боевой путь от рядового солдата из глухой деревни до подполковника, артиллерист-противотанкист, всю войну провел на передовой. Участник Сталинградской битвы, участник освобождения Киева, форсировал Днепр со своей батареей. Награждён 13 боевыми наградами, в том числе орденами Польши и Чехословакии, освобождал Будапешт, Прагу, Вену, Польшу, участник Берлинской операции. В1942г. был контужен, пролежав несколько дней, засыпанным землёй на поле боя. Демобилизовался в конце 1948г. по болезни (сказалась контузия). Затем был отправлен в отставку с правом ношения военной формы. Был инвалидом Великой Отечественной войны 2 группы пожизненно. Скончался в 1977г.
  2. Брат отца - Бадрутдинов Фахретдин Бадрутдинович 1906г. рождения, призванный на войну в 1941г., в боях под Смоленском в 1943г. был смертельно ранен, похоронен1 9.09.43г. в Смоленской области, Пречистинский район, деревня Вербино. У него осталось 6 детей: мои 4 двоюродные сестры и 2 брата. Кроме старшей двоюродной сестры, так как она рано вышла замуж и осталась в деревне, остальные прошли через нашу семью. Раньше паспортов в колхозе не давали, все по очереди приезжали к нам для поступления в ФЗУ, потом получение паспорта, затем жизнь в общежитии, а далее работа. Все состоялись, как специалисты. Вторая сестра Рауля, поступив в ФЗУ на авиационный завод, встретила парня с такой же судьбой Галимуллу Асхадуллина (на завод он сирота прибыл в ФЗУ в лаптях также из глухой деревни). Галимулла стал высоклассным специалистом, заслужил звания Герой Социалистического труда, два раза избирался депутатом Верховного Совета СССР.

В Арске на аллее героев ему при жизни поставили памятник.

  1. Дядя Сулеман Халилович Гафиатуллин был Нарком Татарии с 1938 по начало 1944г. избирался депутатом Верховного Совета СССР с 1938 по1948г. Во время войны исполнял обязанности Председателя Совета Обороны Татарии, организовывал приём и немедленное развертывании эвакуационных в Татарию оборонных предприятий президиума АН СССР и институтов. При этом необходимо было решать все специально бытовые, жилищные вопросы, уплотнением коренных жильцов.

По прошествии более 65 лет с окончания войны в печати начала появляться информация рассекреченных документов. Приведу два примера.

  1. Есть телеграмма, подписанная Наркомом СССР, наркому Татарии о работах по созданию атомной бомбы, которые возглавлял академик Ланге. Согласно телеграмме необходимо было доставить к 5.10.1942г. из блокадного Ленинграда 2 кг урана, а к 1.01.1943г. изготовить и установить ядерный ускоритель, ответственный С.Х.Гафиатуллин. Работы велись на территории завода «Сантехприбор». Из-за недостатка в то время культуры обращения с радиоактивными веществами отходы сливали в различных местах, отчего в районе «Сантехприбора» счётчик Гейгера просто зашкаливает.
  2. В газете «Республика Татарстан» от 8.02.2013г. историк Куранов в заметке «Чем запомнилось 11 февраля 1942г.» пишет о строительстве Укрепрайона ТАССР согласно Приказу №1 от 23.10.1941г., подписанному наркомом С.Х.Гафиатуллиным. В строительстве Укрепрайона участвовали студенты, преподаватели, жители пригородов – свыше 107 тысяч полуголодных и полуодетых человек. При морозе до 40°С работали по 10-12 часов, практически одними лопатами и глубиной 1,5м. Это был подвиг казанцев, построивших к 11.02.1942г. в соответствии с приказом 333км противотанковый оборонительный рубеж с необходимыми командными и огневыми точками и т.д.

Победа в Сталинградской битве ознаменовала перелом в ходе войны. Казанские предприятия стабильно, ценой колоссального мужества тружеников тыла, обеспечивали фронт боевой техникой: самолётами, вертолётами, подводными лодками, вооружением и т.д. Необходимо было наладить продовольственную программу как для фронта, так и для голодающего населения страны. С этой целью С.Х.Гафиатуллина в начале 1944г. перевели в Казахстан. С этой задачей он также успешно справился на должностях председателя Чимкентского, затем Уральского облисполкома, возглавлял целинный зерносовхоз и т.д. до выхода на персональную пенсию. Избирался и от Казахстана депутатом Верховного Совета, кавалер ордена Ленина, имел и другие государственные награды.

  1.         Дядя Гумер Галеевич Тумашев (1911года рождения, мамин двоюродный брат - крупный учёный - механик, ученик Н.Г. Четаева - подготовил 35 кандидатов наук, 8 из них стали докторами, в том числе ректор КГУ М.Т.Нужин. В самом начале войны обнаружилось, что профиль крыла самолёта Пе-2 выбран неудачно. Г.Г.Тумашеву были поручены теоретические работы по выбору нового профиля. В результате проведённых расчётов существенно устранены недостатки и улучшены летные характеристики Пе-2. За работу в военное время Г.Г.Тумашев был удостоен медали «За трудовую доблесть». Он считается одним из родоначальников Казанской школы по подземной гидромеханике, был организатором исследований по рациональной разработке нефтяных скважин.

Итак ,9 мая - долгожданная Победа. Страшные годы войны, наконец-то, остались позади. У большинства моих друзей и сверстников отцы не вернулись с фронта, а у некоторых вернулись калеками.

Моей семье повезло. Отец, провоевав всю войну на передовой, остался жив. У него был фронтовой друг Барсоев, который оставил наказ: проявить заботу о его семье. Барсоев погиб и вот в августе 1945г. отец приехал в недельный отпуск, а по пути в Казань заехал к вдове Барсоева и забрал их сына Вадима Барсоева. В Казани отец помог в определении Вадима в суворовское училище, которое он успешно окончил, связав судьбу  с военной профессией. Окончив военное училище, служил в Москве. К сожалению, Вадим рано ушёл из  жизни.

Неделя отпуска отца быстро пролетела. Он успел оформить выездные документы на маму, так как старшему командному составу было разрешено по месту службы привезти семьи, и они уехали в Австрию. Нас с сестрой оставили в Казани под приглядом соседки тёти Шуры, так как советскую школу за рубежом открыли позднее в г. Санкт-Пёльтен. Весной 1946г. нас досрочно аттестовали и 2 и 4 классы соответственно, мама приехала и забрала нас в Австрию г.Цветль, где отец служил в должности заместителя командира артиллерийской бригады. И началось счастливое время для нашей воссоединённой семьи.

В Австрии состоялся и самый запомнившийся день моего рождения. Жили мы на ратушной площади г. Цветля в доме очень состоятельного бюргера Рудольфа Штольца. Артиллерийская бригада была расквартирована в ратуше. Воины очень скучали по своим детям, всем не терпелось скорее демобилизоваться и вернуться к семьям. Я много пропадала в казарме, там мы репетировали с полковым оркестром. И вот они мне решили сделать подарок, не согласовав свой поступок с моим отцом (он был в отъезде). Полковой оркестр в полном составе с трубами, барабанами явился в наш дом. Хозяев чуть кондрашка не хватила. Поздравили меня, а так как в доме для оркестра было тесновато, вышли на ратушную площадь, где был дан большой концерт с главной солисткой 10 - летней юбиляршей. Было очень весело, а оркестранты за проявленную самостоятельность получили взыскание.

В силу общительности характера, я сразу же познакомилась с австрийскими ребятишками, освоила бытовую речь и целые дни раскатывала на самокате. А сестра, будучи инвалидом детства, была замкнутой и очень тосковала по русской речи и общению. Артиллерийская бригада Центральной группы стояла в Австрии, Венгрии и Чехословакии. Командующий артиллерии ЦГТ- генерал С.С.Варенцов - также привёз семью в г.Алленштайтг. У него 2 дочери, правда, постарше нас. И мы стали дружить. Боевой, талантливый военачальник С.С.Варенцов сделал блестящую карьеру. Дослужился сначала до звания маршала артиллерии, а в 1961г. ему присвоили звание главного маршала артиллерии, которого его лишили по не зависящим от него обстоятельствам. А причиной послужила история с предательством Пеньковского, который в годы войны был ординарцем Варенцова. Пеньковский после окончания академии служил в ГРУ. К несчастью Пеньковский женился на старшей дочери Варенцова (нашей подруге детства). Варенцов был жестоко наказан, хотя в суде проходил только свидетелем, и его вина не была доказана. Это были годы, когда советская армия была армией великой державы. Сердюковых тогда не водилось, а у Жукова была жёсткая военная дисциплина.

Ещё одна история вспомнилась из послевоенного детства. В 1947г. к нам в Цветль приехал сослуживец отца ещё со времени форсирования Днепра в 1943г. И. Петров и отец артиллеристы - противотанковых, которые воюют на переднем краю, впереди пехоты.

Мама предупредила, что нас посадят за стол вместе со взрослыми, и мы должны вести себя пристойно: «Глазами не лупать», так как дядя Вася без двух рук, ему будет помогать ординарец. Дядя Вася - это молодой красавец, майор 25 лет от роду, дважды Герой Советского Союза - Василий Степанович Петров. Ординарец стоял за спиной дяди Васи и подносил ему рюмочку, закуски, манипулируя своими руками, восполняя отсутствие рук и Петрова. У нас, конечно, это вызвало шок. Потом он ещё раз приезжал к нам. Его бригада стояла в Чехословакии. А история у В.С. Петрова такова. После форсирования Днепра на Букринском плацдарме полку Петрову пришлось вступить в неравный бой, в котором погибли все находящиеся у гаубиц. Петров перебегал от орудия к орудию и отбил атаку с большой потерей вражеской техники. В этом бою он потерял оби руки, а ему было 21 год. За этот бой ему была присвоена первая Звезда Героя.

После ранения он целый год лечился в московских госпиталях. Держа карандаш в зубах, написал рапорт В.И.Сталину с просьбой разрешить ему после госпиталя вернуться в свою часть. В декабре 1944г., после выписки из госпиталя, было получено разрешение на продолжение службы. А командир он был блестящий. Полк под руководством Петрова отличился вторично в Берлинской операции, за удержание плацдарма на Одере совершил подвиг против озверевшей группировки фашистов. В этом бою Петрова ранили в плечо, голову и обе ноги. Его наградили второй звездой Героя. Опять госпиталь. 17 ран было залечено, и вновь Петров пишет рапорт Главнокомандующему, чтоб ему вернуться в строй. Приказом Верховного Главнокомандующего за проявленное в боях исключительное геройство В.С.Петрова зачислили в ряды Вооруженных Сил СССР пожизненно. После войны он окончил исторический факультет Львовского института, защитил кандидатскую диссертацию, служил до последних дней в Прикарпатском военном округе. В 1977г. дважды герою СССР В.С.Петрову присвоено звание генерал-лейтенанта. Петров В.С. скончался в 2003г.

Пора детства по возвращении в Казань завершилась. После окончания школы №15 и физмата КГУ с 1 августа 1959г. в течение 33лет прошла всю инженерную иерархию от молодого специалиста до зам. главного конструктора объединения на Казанском заводе ЭВМ до его развала. В связи с производственной необходимостью экстерном закончила КАИ по специальности вычислительная техника. Многие годы была членом Ассоциации пользователей ЕС ЭВМ. Выступала с докладами на 35 семинарах и конференциях в стране и за рубежом. Являюсь автором - составителем книги «История завода ЭВМ», автор 11 статей в «Татарской энциклопедии», ряда статей в журналах «Казань», «Идель», «Татарстанский мир» и другие. Будучи шестидесятницей, в молодые увлекалась походами в горы, покоряла Тянь-Шань, Памир, Хибины. Карпаты и др.

С 2000г. по настоящее время работаю на ОАО «ICL-КПО ВС» в должностях председателя совета ветеранов и директора музея «История вычислительной техники в Казани», который в числе всего двух научно-технических музеев РТ входит в ICOM-международный совет музеев (через ассоциацию Политехнического музея г. Москвы).

Я счастливый человек, моя жизнь состоялась. Судьба подарила много встреч с интересными людьми. Я родилась в государстве, где дети были высочайшей ценностью и, хотя война и омрачила наши юные годы, но мы всегда чувствовали  любовь и заботу государства. Мы не делились на татар, русских, евреев и т.д. Люди жили одной единой жизнью со страной, были и остались патриотами. Годы перестройки, парад суверенитетов изменили шкалу ценностей. Выросло поколение потребителей, живущих по понятиям. Хочется надеяться, что молодёжь сможет извлечь какие-то уроки из этих воспоминаний.

Прикреплённые изображения: