БАЙРАШЕВ ИЛЬЯ ЯКОВЛЕВИЧ

 

 

 

Байрашев Илья Яковлевич родился вдеревне Нарт-Асты сармановского арйона. - Не успел я повоевать, - с горечью говорит Илья Яковлевич Байрашев, - в августе 1941 года призвали в армию, а уже через месяц взяли в плен. Как это получи­лось, 19-летний солдат тогда толком и не понял. Каза­лось, что фронт еще далеко. Утром пошли в столовую, а когда вышли с завтрака, оказались в немецком окруже­нии.Одет Илья был по граж­данке.- В армию-то нас забра­ли, - вспоминает ветеран - а экипировки не дали. Вот мы и ходили, как простые крестьяне.

Погрузили солдат в ва­гоны. отправили в Австрию, в лагеря.В Австрии Байрашева поначалу определили ра­ботать на шахту. В шесть утра поднимали, кормили жидким супом, в котором плавали то редкая лапша, то горох или крупы. Черпак этой баланды, как прави­ло, дополняли куском хле­ба и чаем. Русские видели, что на этой же территории нахо­дятся бараки с французс­кими и американскими во­еннопленными. Общаться с ними запрещалось, но все равно просачивалась информация, что францу­зы и американцы живут по­легче, и довольствие у них совсем другое - полноцен­ный солдатский паек. Ра­бота нашим доставалась тоже самая тяжелая. Дол­гое время Илья Яковлевич катал тележки с углем на самом нижнем уровне шах­ты

Одежда: фуфайка и пид­жак, видимо, достались с чужого плеча. Были они старые и рваные. Утром Илья их одевал, а вечером стелил на нары в качестве матраса и одеяла. Только спустя два года советским заключенным выдали нор­мальную одежду и по­стель. Очень хотелось на свободу. Трижды Байрашев пытался бежать. Террито­рия лагеря хотя и была ого­рожена, охранялась не очень тщательно. Во вре­мя первого побега удалось продвинуться далеко к гра­нице. Местное население к беглецам относилось вполне доброжелательно. С собой за один стол рус­ских не сажали, но кое-ка­кую еду давали. Всегда по­зволяли останавливаться 8 сараях на ночлег. Вернее, наоборот, на день, потому что все темное время суток приходилось двигаться к фронту. Задержали сбежав­ших заключенных полицей­ские.

За первые два побега заключенных наказывали не побоями, а работой. В тре­тий раз - жестоко били шом­полами. Причем, ни немцы, ни австрийцы собственных рук пачкать не стали. Под страхом смерти они заста­вили это делать таких же заключенных.О пребывании в немец­ких лагерях у Ильи Яковле­вича сохранились самые разные воспоминания. В одних удавалось относи­тельно спокойно работать, в других практиковался зна­менитый пересчет, когда каждого десятого из шерен­ги отправляли в топку кре­матория.

Сегодня память уже силь­но подводит пожилого чело­века. Забылись имена това­рищей, подробности лагер­ной работы, детали осво­бождения. И.Я. Байрашев только помнит, что с при­ближением советских войск охрана в один из дней нео­жиданно исчезла. Оказав­шиеся вдруг свободными, заключенные нашли продо­вольственный склад, жадно накинулись на еду и муча­лись от переедания.

Долго не могли поверить, что плен остался позади, что впереди - возвращение домой, к родным и близким. К сожалению, не всем из пленников удалось дожить до Победы. А тому, кто уцелел в фа­шистских застенках, еще предстояло выдержать на­тиск советского НКВД. От сталинских лагерей Байра­шева спасло какое-то чудо. Органы со временем оста­вили бывшего пленника в покое, Илья начал работать в родной деревне бригади­ром, женился на замеча­тельной девушке Праско­вье. Жизнь наладилась, но воспоминания о немецких лагерях еще долго не остав­ляли И.Я. Байрашева.

Награды: значок "Фронтовик",медаль Жукова, юбилейные медали