БЕЛЬТИКОВА МАРГАРИТА МИХАЙЛОВНА

Родилась в 1938 году в Казани. Начальник цеха сырейно – красильной фабрики.

Трудовой стаж на Татмехобъединении более 30 лет. Представитель известной на объединении рабочей династии, во главе которой стояли ее мама Герой Социалистического Труда  Евдокия Тимофеевна Никитина с братьями Александром и Федором Наумовыми – разбивщиками ОМКУЗа.

Награждена Почетной грамотой ВЦСПС, медалями «За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина», «В память 1000-летия Казани», «Ветеран труда».

 

 В начале войны Рите было  около четырех лет. Она помнит, как в детском саду  ее учили вязать носки для фронтовиков, как часто не бывало мамы дома, как иногда она брала ее на фабрику, где были и другие дети. Но как реализовывался в цехах мехкомбината лозунг «Все для фронта, все для победы!» знает по рассказам Евдокии Тимофеевны.

    -  В сорок первом  ушли на фронт братья мамы. Папа, пройдя финскую кампанию, снова был призван на войну. Остались в нашей родне одни женщины с детьми. Взрослые тоже все на фабриках работали. Мама в то время  была мастером сушильного отделения. Пара нет, угля нет, котельная еле дышит. Как сушить? Говорят, голь на выдумки хитра - это про маму. Придумала в хорошую погоду расстилать шкуры во дворе, прямо на асфальте. Солнышко и помогало.

 Позже ее назначили начальником цеха. Она хорошо осознавала всю ответственность новой должности. «Да какой я начальник, ликбез только окончила», - отказывалась мама. Но ее не слушали: «Война. Приказ есть приказ. Справишься, авторитет имеешь, дело, людей знаешь – приступай к обязанностям».

Начальник цеха, прежде всего, должен был обеспечить выполнение плана, что в условиях дефицита являлось сверхзадачей. Не хватало красителей, химикатов, опилок, других материалов, обеспечивающих выполнение технологических процессов. Не хватало оборудования, рабочих рук, но передовая героического тыла проходила  через каждый цех, через каждый участок, каждую бригаду, через каждого труженика.  К работе приступали в шесть утра, а уходили затемно. Трудились без выходных, иногда ночевали в цехах. Не теряли ни минуты, даже оборудование не успевало остыть между сменами.

К станкам, к машинам пришли женщины, которые работали не только за себя, но и за мужей, сыновей, ушедших на фронт. Они становились слесарями, грузчиками, возчиками, кочегарами, ремонтировали и регулировали станки. Надя Егорова была слесарем, Наиля Фаттахова - шорником, Раиса Хамидуллина - электромонтером. Вместе с ними вставали в строй подростки. Работали так, что наравне со взрослыми награждались медалями «За доблестный труд и самоотверженный в Великой Отечественной войне». Изнурительный труд при недоедании, отсутствии полноценного отдыха, не мог не сказаться на здоровье работниц. «Нина,  иди домой, отлежись», - уговаривали подруги Савельеву. Уж очень сильно ослабла она от постоянного недосыпания и недоедания. Тело ее начало отекать. До столовой ей помогали добираться, а она все не уходила с фабрики. Мне, говорит, уже лучше. И снова к машине.

Мужчин в цехе было только двое. Молодой парень больной туберкулезом, да седой дед, такой старый, что ходил с трудом. Одна из девчонок не удержалась, как-то сказала ему: «Шли бы вы домой, дедушка, без вас тут управимся». А старик посмотрел на нее  и строго так ответил, что у него два сына и внук на фронте, что он должен им хоть чем-нибудь подсобить.

 Руководители производства находились на казарменном положении, по нескольку дней не уходили домой, а ведь там у многих оставались дети. «Прибежишь, бывало, домой, а в квартире холодно. Вода в ведре замерзла. Даже с кровати все доски в печи сожгла. Сварю дочурке пару картофелин, а отвар сама выпью. Закутаюсь в тулуп, прижму ее к себе и спать.… А по ночам часто хлеб снился, целыми буханками», - вспоминала мама.

Все было за долгие четыре года.  И похоронки приходили в семьи работниц, и на фронтах дела не всегда шли так, как бы хотелось. Но руки, по словам мамы, у тружениц тыла не опускались никогда. Помогал не отчаиваться и закаленный в трудностях характер  руководителя. В 12 лет мама уже работала на кирпичном заводе, а придя на фабрику,  трудилась в бригаде, которой поручали обрабатывать овчины на экспорт. Это было ответственейшее задание.  За меха заграница платила молодой республике Советов золотом. «Соберем все силы в кулак!», - обращалась Евдокия Тимофеевна к работницам. И они, соизмеряя личное  с той опасностью, которая нависла над их родиной, домом, семьей, мужьями, детьми, обессиленные, находили в себе силы дальше жить и работать. Меховщики первыми взяли шефство над боевыми подразделениями Красной Армии и вносили в Фонд обороны значительные суммы, сэкономленные на спичках и керосине. Приходили вагоны с дровами, углем, химикатами, другими грузами - их разгрузка, доставка в цеха тоже лежали на женщинах и подростках.

Тяжелое время сплачивает людей. Делились последним. Сколько женщины сшили и собрали для фронтовиков теплых вещей, белья, полотенец, шерстяных носков. На фронт посылали: мыло, махорку, сшитые из лоскута душегрейки, рукавицы, жилеты, меховые носки и чулки. Короткие солдатские письма в смятых треугольниках со штампами полевой почты читали всей сменой. «У нас теплая одежда - половина победы над врагом. Примите нашу фронтовую благодарность за ваш труд, милые девчата!» - писали фронтовики. А мы в своих письмах-записках, которые вкладывали в посылки, делились своими новостями. Так и переписывались с солдатами, бывало, придет два-три письма, а потом – молчание, значит, ранен или убит воин. Снова рана появляется на сердце, и не на одном. Молодежным сменам присваивали звание фронтовых бригад. И они этим очень гордились», - вспоминала мама.

После войны, когда на рабочие места стали возвращаться мужчины, мама снова вернулась  к своей любимой стригальной машине.

Вскоре на фабрику поступили новые машины с пневмоприсосом, и Евдокия Тимофеевна  принялась осваивать новинки. С механиком Казариным и другими рационализаторами они внесли ряд изменений для улучшения  качества стрижки. Приемы работы Никитиной были признаны лучшими в отрасли. На Казанском мехкомбинате открылась Всесоюзная школа новаторов. Вела ее мама с Клавдией Фурутиной. Они выезжали на другие предприятия, чтобы обмениваться опытом.

В 1960 году за самоотверженный труд и достигнутые успехи в социалистическом соревновании Евдокии Тимофеевне Никитиной было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением Золотой Звезды и ордена Ленина.

Исходя из сказанного, не трудно понять, что я не только потомственная меховщица, но и вместе с мамой испытала все трудности военного лихолетья. В 17 лет, в мамином возрасте, я пришла оценщицей в ОИЗ на вторую фабрику. После окончания техникума легкой промышленности работала мастером отделочного участка.  Работа была ответственная, план  большой. Тогда казанские меховщики обеспечивали теплыми изделиями весь Север, Сибирь, Камчатку  и другие холодные районы Советского Союза. Помогали  традиции, заложенные предыдущими поколениями, - это слаженность в работе, ответственность за общее дело, взаимовыручка, наставничество, любовь к своей профессии. Молодым  бескорыстно передавался профессиональный опыт, с нарушителями трудовой дисциплины боролись всем коллективом. Никогда не делились по национальному признаку, жили одной дружной  семьей.

 Терпеливо  воспитывали новые кадры, обучали  так, что они быстро становились опытными рабочими, осваивали смежные операции, справлялись с нормами, качественно выполняли задания  В. Шмелева, Х. Валеева, Г.  Курмаева, Т. Малова, В. Шафигуллин. Долгие годы продолжалось в объединении  соревнование на приз Героя Социалистического труда Е.Т. Никитиной.

 

Уйдя на заслуженный отдых, я не рассталась со своим коллективом, вхожу в

Совет ветеранов ООО «Мелита.

Прикреплённые изображения: