БИКЧУРИНА (ПРОВОРОВА) ЗУЛЕЙХА ЗАЙНУЛЛОВНА

Рассказ о своей  маме,  Бикчуриной (Проворовой) Зулейхи Зайнулловне.

Она родилась 15 сентября 1925 года в селе Мулловка Куйбышевской области,  является труженицей тыла, об этом свидетельствуют ее награды, которые она заработала честным трудом в годы Великой Отечественной войны. Женский подвиг в годы войны всегда будет достоин восхищения и гордости у молодого поколения.Когда началась война, ей было 16 лет.

«Война!» Эта весть быстро разошлась по Мулловке. И всем сразу стало понятно, что прежняя мирная жизнь осталась позади.На фронт ушли самые здоровые и трудоспособные мужчины.  Все колхозное хозяйство и все другие заботы полностью легли на плечи женщин, стариков и подростков.

Так вошла война в жизнь многих детей того далекого 1941 года....Женщины и подростки выполняли все полевые работы, возили сено и силос, пахали  на быках, лошадях, которые от изнеможения падали, и тогда со слезами бежали к старикам в деревню за помощью.

Работали из последних сил - так нужно было для Родины, для Победы. Ведь на фронте было куда труднее. Всегда помнили о наших отцах, братьях, мужьях, что сражались в боях за Родину, и считали, что работая в тылу, тоже помогали приближать Победу.Зимой было очень холодно, в ведрах замерзала вода, набранная из колодца. Избы обогревали русской печью, которую топили полусырыми дровами из леса. Спали в одежде на печи, а кому не хватало места - на подвесных полатях возле нее.От голода и холода многие люди опухали и умирали.

Весной 1944 года в Куйбышевском Заволжье заболевание септической ангиной унесло из жизни почти пять тысяч человек. Не обошла эта беда и жителей Мулловки. С трудом пережив очередную военную зиму, они собирали колоски на полях, где с осени оставалось неубранное зерно. Пролежав относительно теплую зиму под толстым слоем снега, оно сопрело и превратилось в ядовитый токсичный продукт. Надеясь, что «пронесет», люди мололи заплесневевшие зерна на ручных мельницах и пекли хлеб. Он получался  пышный, красивый, с хрустящей корочкой, но с запахом дуста и остро-неприятным вкусом. Гортань и носоглотка поражались уже на вторые сутки, покрывались язвами, человек не мог принимать пищу. Наступала смерть.

1945год, закончилась война. О Победе узнали не сразу, радио и телефонов не было, газеты еще не издавались. Кто-то из жителей принес эту радостную весть, прибыв из соседней деревни. Так от деревни к деревне распространялась такая новость. В каждой семье радовались Победе, ждали скорейшего возвращения своих воинов с фронта. Но вернулись очень немногие, в упадок пришло все хозяйство, обветшали и разрушились хозяйственные постройки.  Основной «рабочей силой» в послевоенное время были  женщины-вдовы да подростки. Сельхозтехника была утеряна, лошадей было мало. Земля за четыре года войны  была «запущена», т.е. заросла сорняками, да и по структуре малоплодородная, она  требовала много минеральных и органических удобрений. Но ничего не было.

Урожаи, собираемые с полей, были низкими, да и та продукция, выращенная с большим трудом, сдавалась государству. Городам нужны были хлеб, мясо. Страна восстанавливала разрушенное войной хозяйство, конечно, прежде всего, в городах, на деревню  внимания обращалось недостаточно. Люди  работали  практически бесплатно от зари до зари, а летом и без выходных.

Колхозники жили без паспортов, выйти из колхоза (уволиться) было невозможно, т.к. человек лишался огорода, возможности иметь скот, ему запрещалось пасти свой скот на колхозном пастбище. Уехать из деревни тоже было сложно – в городах на работу без паспортов не принимали.

Но,  несмотря на все сложности, молодежь из деревни уезжала, кто учиться, кто уезжал по вербовке,  выполнять любую тяжелую работу. Там им выдавали временные паспорта. Отработав 3-5 лет на тяжелых работах,  получали постоянные паспорта.

В 1950 году мама уезжает в Среднюю Азию, устраивается  на шахту№4«Сулюкта–уголь», где проработала четыре года. Спустившись в забой, начала она свой путь с откатчицы.  Первые недели у новоиспеченной откатчицы  к концу рабочего дня тяжестью наливались ноги и руки, нестерпимо ныла спина. Даже во сне постоянно грезились пустые и груженные топливом вагонетки, которые она без конца подавала   под погрузку и так же быстро откатывала из-под люка.

 Долгими  зимними вечерами я, с затаенным сердцем слушала рассказы мамы о жизни далеко от родных и отчего дома.  Правда, она рассказывала об этом нехотя, с болью в сердце и со слезами на глазах. 

Тяжело ли было? Тяжело, конечно. Уставали сильно, но мы были молодыми, поэтому не замечали, ни усталости, ни болезней, ничего. После войны жить хотелось хорошо. Но все понимали, что страну восстанавливать нужно, и уголь тут играл не последнюю роль. Зато как душа радовалась, когда что-то строили: дома, школы, больницы.

В те годы технология добычи угля сильно отличалась от того, что есть в шахтах сейчас. Практически весь труд был ручным. Откатчицы, коногоны,  мотористки, проходчики, запальщики – эти профессии только в конце восьмидесятых годов прошлого века стали чисто мужскими. В то время все это делали слабые, изможденные голодом и горем, женщины.

Один раз на ночной смене решила немного отдохнуть, пока не было вагонеток с углем. Присела на трансформатор, а ноги поставила на рельсы. Фонарик выключила. Темно. Уставали мы очень сильно. Часто оставались на две или даже три смены подряд. Вот и в тот раз усталость накрыла меня, и я немного задремала. В себя пришла от оглушающего грохота: по рельсам катились вагонетки, хорошо, что они были пустые … первая, все же наехала мне на ноги. Сломала правую ногу, долго ходила на костылях, думала все, больше не смогу ходить сама. Из шахты пришлось уйти.

В 1954 году встретила своего будущего мужа  Абдулхая, который приехал к родственникам погостить. Вскоре мы поженились. Между тем по стране прокатилась весть, что в Татарии строится новый город нефтяников, где была нехватка рабочих кадров. Мы решили поехать в Альметьевск. Некоторое время жили на квартире у дальних родственников, которые вскоре выстроили себе дом и переехали, а нам оставили свою квартиру.

Жили, душа в душу, но одно "но" не давало покоя. Вроде-бы все есть, а детей все нет. В 1959 году удочерили девочку (меня), в то время мне был один год и три месяца. Я  выросла в замечательной семье, моя мама совершенно отстранилась от собственных интересов, не работала и целиком посвятила себя в мое воспитание. Сколько себя помню, у меня всегда было все необходимое, я росла в любви и была окружена вниманием заботливой мамы и обожающего меня папы.
В 1966 году, когда мне было восемь лет, с нами не стало папы. Боль этой утраты была велика для всех, кто близко знал этого человека. Но больнее всех, конечно маме. Они с папой мечтали вырастить меня, поставить  на ноги, увидеть внуков, Но всему этому не суждено было произойти.

Прошло уже много лет, я мама двух замечательных дочек и четырех любимых внуков. Мама очень любила своих внуков и правнуков. Она дарила много тепла, заботы и любви к нам.

2007 году мамы не стало. С потерей близкого человека понимаешь, как неэкономно мы расходуем время, которое нам дано для того, чтобы быть вместе, радовать друг друга, испытывать чувство близости и ни с чем несравнимое чувство родственных отношений! Никто не знает, сколько отведено времени на этом свете каждому из нас. Только сейчас, после ухода мамы, я поняла, что каждый день надо жить так, как, будто это может быть последним днем в нашей жизни. Я жалею о том, что это понимание ко мне пришло слишком поздно, что не успела сказать моей мамочке, что я ее очень-очень люблю, что благодарна ей за то, что она меня воспитала, как бы трудно ей это не было! Спасибо мама! (Твоя дочь Зайнап).

Хранитель фондов мемориального музея

им.Ф.Карими, председатель Совета Ветеранов

Миннибаевского сельского поселения

Ирхунова Зайнап Абдулхаевна.

Прикреплённые изображения: 

Комментарии

Светлая память Зулейхе апе и Абдулхай абыйга!Зайнап,спасибо за такой трогательный рассказ!Да,нашим родителям досталось много горя и жизнь у них была тяжелой!Моя мама тоже без слёз не могла вспоминать те тяжелые годы,голода и холода!Урыннары жэннэттэ булсын!