БЛИНДЕР ГАЛИНА ДАВЫДОВНА

В ТОТ ДЕНЬ КОНЧИЛОСЬ МОЕ ДЕТСТВО...

Июнь 1941 года застал у нас в гостях на Украине двух моих сестер, которые приехали к нам отдыхать: одна с двумя детьми из Ленинграда, другая в ожидании потомства из-под Львова. До сих пор не могу понять, почему отец, депутат, руководитель, решил после первой бомбежки отправить нас – всех детей в Ленинград, а не сразу куда-нибудь в тыл. Мне только исполнилось 15 лет, и всё ещё мне казалось очень простым. Папа с мамой провожали нас, но не пассажирским, а военным эшелоном, шедшим в сторону Харькова. Сердитая на родителей за то, что они «подбросили» меня сестрам, я кое-как попрощалась с ними. О, если бы я могла на миг представить себе, что выпадет на долю этих стоящих на перроне, уже немолодых, самых дорогих мне людей! Но юность эгоистична, и с большой обидой забравшись на артиллерийское орудие, я небрежно помахала рукой. В тот же день кончилось мое детство. На большой узловой станции, под сплошной бомбежкой, оберегая беременную сестру, я сразу повзрослела. Этот кромешный ад продолжался 23 дня. Путь до Харькова мы проделали среди полнейшего хаоса тысяч эшелонов, двигавшихся без интервалов, убирая утром убитых во время бомбежки, помогая разбирать разбитые вагоны. В Харькове случайный звонок изменил наш маршрут – вместо Ленинграда мы отправились в Казань. И вот после долгих поисков 804-й километр. Заводской самодеятельный поэт Э.Б.Купчик написал: Ты мне верни, о память, эти дни, Холодные, голодные – верни. Верни мне, память, 41-й год, Дороги, эшелоны и завод, И жизнь мою под фронтовые ветры На 804-м километре. В августе 1941 года заводская проходная открыла мне свои двери. Взяли меня ученицей к станку, а вскоре я сдала на разряд и стала полноправным рабочим. Рядом со мной оказались замечательные люди – ленинградцы. Всю войну они меня опекали, старались, чтобы я меньше чувствовала отсутствие родителей. Поручили мне в обеденный перерыв читать в красном уголке газеты и книги. На семейном совете было решено, что я должна учиться. Днем я работала, а вечером – школа. Но рабочий день был долог, а питание с каждым днем все скуднело. Пришлось весной взять землю под огород. В 3 часа утра, скрепя сердце, сестра будила меня. Надо было до смены поработать на огороде. Вот тут и кончился запас моей прочности – ушла я со школы. Долгих три года я ничего не знала о судьбе родителей. Прошли годы. Тяжелые годы войны. Мой отец погиб, его расстреляли в ноябре 1941года. А мама чудом осталась жить, приехала в Казань и успела помочь мне – уже взрослой, с двумя детьми – окончить школу рабочей молодежи. Уже после маминой смерти я заочно окончила вуз, стала специалистом культурно-просветительной работы. Еще в военные годы я навсегда подружилась с песней и художественной самодеятельностью. И много лет работала заместителем директора Дворца культуры в Дербышках.

Галина Давыдовна Блиндер, заслуженный работник культуры РТ

Прикреплённые изображения: