ЧУРАКОВ МИХАИЛ ФЕДОРОВИЧ

О  ПЕРЕЖИТОМ  ТРУДНО  ВСПОМИНАТЬ…

Я родился в 1928 году в бывшем Шереметьевском районе в селе Старо-Шешминск. Все дети в возрасте 10-12 лет в сельской местности помогали родителям по хозяйству дома, а особенно на колхозном поле, где всегда было много народа. Очень нравилось работать на лошадях. Возили воду в поле для работающих. А самое приятное для нас было, когда мы в обед купали лошадей в речке. Сидя на лошади, едва держась за гриву, мы плавали с ними вместе и не боялись. Лошади очень хорошо плавают.

Все это было до войны. А когда началась война, мы еще плохо представляли, что это такое. С первых дней войны мой старший брат добровольцем ушел на фронт. В июле 1942 года нам уже пришло извещение, или, как тогда говорили – «похоронка». Брат пропал без вести под Смоленском. В конце 42-го года взяли сестру как связиста – она работала на почте. В том же году взяли в армию второго брата. В 42-ом умер отец. Как это пережили наши матери, трудно представить.

В селе остались женщины, старики и мы, подростки. Нам пришлось выполнять всю работу в поле и дома. Мы пахали землю, сеяли, убирали хлеб, возили на пристань, грузили на баржи. Работа шла днем и ночью, часто ночевали в поле. Был лозунг: «Все – для фронта».

Не могу не отметить самую трудную для меня работу: это сеять вручную. Многих лошадей тоже взяли в армию. Нам показывали в кино, как сеяли хлеб до революции: вешают на шею ведро (сетево) с зерном 25-30 кг. Берешь горсть зерна, бросаешь зерно об сетево, зерно веером разлетается на землю то направо, то налево. И вот весь световой день ходишь туда 300 м и обратно 300 м.

Такую работу выдерживают не все. В 1944 году нам было по 16 лет, и мы выполняли все работы. Бригадир у нас был фронтовик, пришел по ранению, был очень суров. Наверное, он был прав – время было суровое. Очень трудно было весной, нужно было сажать свою картошку, а времени не было – надо работать в поле. У нас была попытка пахать огород плугом: семь женщин тянули плуг, а я держал его. Это было быстро, но нас отругали, и мы бросили.

Очень трудное время было 1944-1945 г., а тут нас еще стали готовить на фронт, нам было уже 16-17 лет. В районе прошли призывную комиссию, и началась подготовка. Ходили на лыжах, ползали, стреляли из винтовок. А для занятий нам дали деревянные винтовки со штыком. Учили колоть, и мы кололи чучело. Сначала занимались дома, а потом в районе. В конце 1944 года стало ясно, что Победа  близка, и  нас  оставили работать.

А хлеба нужно было все больше и больше, мы помогали всем, кого освободили. А нам еще труднее стало после войны: все увезли на запад, а мы работали абсолютно бесплатно. Но все равно это можно было понять.

В конце 1948 года я пошел служить в армию, служил на границе с Ираном, служба нравилась – три года прошли незаметно. После армии приехал в Дербышки и 2 января 1952 года меня взяли учеником в мастерскую отдела 33. Учеником мне платили 300 рублей. Это была первая получка в моей жизни. Закончил вечернюю школу, затем школу мастеров. Работал мастером, старшим мастером, механиком. Являюсь ветераном КОМЗа, членом совета ветеранов нашего предприятия.

 

Прикреплённые изображения: