ЕЛИСЕЕВА ТАТЬЯНА АНАТОЛЬЕВНА

Победа! Как долго мы ждали тебя!

Родилась 17 февраля 1933 г. в г. Казани.

Работала на заводе ЭВМ с 1960 г. по 1969 г.

с 1969 г. по 1992 гг. – преподаватель Казанского техникума связи, зав. отделом ГЭС этого же  учебного заведения.

Ветеран труда.

Стоял июнь 1941 г. Было прекрасное летнее утро. Вся семья наша была дома. Мама домывала пол, а папа на нее сердился, потому что они куда-то собирались уходить.

    Вдруг из нашей радиовещательной тарелки раздался жесткий голос о том, что сейчас будет передано правительственное сообщение. Вслед за ним заговорил В.М.Молотов, сообщив, что немцы вероломно напали на нашу страну. Все мы были ошеломлены.   

Так началась Великая Отечественная война. Мне было 8 лет, только что я с отличием окончила первый класс. В семье у нас было трое детей: я, моя старшая сестра Ирина и младшая Наташа, которой только что исполнилось 2 года. Нам стало очень страшно, хотя в 1939 году, когда была война с белофиннами, такого ужаса она не наводила.

     Ровно через месяц мы уже провожали на войну отца. Ему было 34 года. В семье из взрослых осталась мама, ему ровесница, и бабушка (отцова мать), которой было 67 лет. У отца было звание бойца Красной Армии. И его сразу же направили на офицерские курсы. Через 2 месяца половина призывников, занимавшихся на курсах, была отправлена на фронт, и некоторые из них не вернулись, а те, кто получил (в том числе и мой отец) офицерское звание, их отправили в другую часть. С отъездом отца на фронт мы постоянно ждали от него писем, а каждый день всей семьей до 23 часов ночи ждали последних по радио известий и только потом ложились спать.

     Кроме отца из наших родных ушел на фронт муж маминой младшей сестры. А перед финской кампанией был призван в Красную Армию младший брат мамы Игорь, который, пройдя всю эту войну, продолжил службу в армии и прошел всю Великую Отечественную войну до конца.

       Теперь все тяготы войны упали на мою маму с бабушкой. В сентябре 1941 года я заболела коклюшем, а бабушка в походах за продуктами оставляла меня с маленькой сестренкой дома, где на включенной керосинке варилась еда. И так с началом войны я сразу стала взрослым человеком.

 

     Все горожане были обязаны оконные проемы закрывать на ночь черными занавесками, а вскоре электричество было полностью отключено. Город погрузился во тьму.  

    С началом нового учебного года всех учеников нашей прекрасной новой школы №81 г. Казани перевели в маленькую деревянную школу, в которой в зависимости от возраста мы учились в 3 смены, а нашу четырехэтажную школу взяли под госпиталь. Уже в 1942 году мы с девочками из своего класса стали навещать в нем раненых бойцов. Читали им стихи и пели песни. Раненые бойцы старались нас приласкать, гладили по голове. Чем-то мы им напоминали их детей.

     С началом войны стало голодно и холодно. Нам повезло, что отец в 1940 году получил на работе участок в Козьей Слободе под картошку, которая кормила нас всю войну. С наступлением весны бабушка до поздней осени ежедневно где-то набирала мешок крапивы и варила из нее болтушку.

     Чтобы как-то нас малолетних школьников поддержать физически, нам каждую большую перемену из буфета приносили в класс поднос с кусочками хлеба  и каждому выдавали по одной чайной ложке сахарного песка, а иногда шоколадных отходов, которые мы называли «мышиными какашками». В школе зимой было очень холодно. В классе у нас появились эвакуированные дети.

       Письма, которые приходили от отца, были очень скупые. Он никогда ничего не писал про войну. Но вдруг они прекратились, и мы очень беспокоились за отца. Их не было месяца два. И вдруг он приехал в отпуск на 3 дня. Оказалось, что их часть попала в окружение и, когда они вырвались из него, то часть бойцов, в том числе и отец наш, попали в госпиталь. После излечения ему и дали этот отпуск.  

      Шел 1942 год. Немцы уже заняли много нашей территории. И вдруг в Казанском небе летом появился немецкий разведывательный самолет. Мы за ним наблюдали со двора. В него стреляли из зениток. Снаряды до него не долетали. Он был на большой высоте и повернул обратно.

     В школе мы с 4-го класса солили на зиму капусту, из которой затем варили щи и кормили нас. На зиму мы пилили дрова, я сама уж научилась их рубить обычным взрослым колуном. И еще осенью 1943 года мы всем классом с классным руководителем ездили  за село Караваево в колхозном поле убирать брюкву.

      После разгрома фашистов под Сталинградом, когда наша армия погнала их с нашей земли, отец стал писать регулярно. За участие в боях его наградили медалью «За боевые заслуги» и  орденом Красной Звезды. Он прислал нам фотографии, где был в офицерской форме с погонами старшего лейтенанта.

      Еще в 3-м классе нас всех приняли в пионеры, и мы с гордостью носили красные галстуки. Но плохо было с бумагой, не было тетрадей и учебников. И я, как и многие другие, с 4-го класса ходила на колхозный базар, где собирались ученики разных школ и где можно было продать учебники за предыдущий класс и купить другие для следующего года обучения.

       Наступил 1944 год, когда наша армия перешла границы сопредельных государств, захваченных немцами. Жить стало лучше. Наконец включили электричество в квартирах. Появились некоторые продукты из Америки: тушенка и яичный порошок. А мы с удовольствием слушали радио, рассказывающее об очередных победах на фронте.

Отец тоже воевал уже на немецкой земле. Их армия вошла на территорию Восточной Пруссии, участвовала в штурме Кенигсберга, а   отца наградили медалью «За взятие Кенигсберга».

         Наконец,  настал долгожданный День Победы. 8-го мая 1945 года мы всю ночь не спали и ожидали этого великого сообщения. Где-то в 2 часа ночи по радио раздалась долгожданная весть о нашей Великой Победе.

         Утром, наскоро выпив стакан чая, я вместе со всеми девочками нашего двора отправилась в парк имени Петрова, где собрались, казалось, все жители нашего района. Играли духовые оркестры. С импровизированных трибун раздавались песни, было много плясок.  На футбольном поле проходил матч. Я ушла домой только вечером. Этот день стал для нас Великим Праздником, который мы отмечаем постоянно. Отец  вернулся домой не в 1945 году, а в феврале 1946 года, так как их часть летом 1945 года из Германии была переброшена Монголию, где они участвовали в войне с японцами. К сожалению, война подорвала здоровье, и он прожил лишь 64 года (мир праху его).

После войны он работал на партийной и хозяйственной работе. С 1964 года работал на заводе ЭВМ в должности зам. главного бухгалтера до своей кончины в 1971 году.

          Я тоже пришла в 1960 году на этот завод по окончании КАИ в качестве молодого специалиста-радиоинженера по ЭВМ. К 1964 году я получила квалификацию ведущего инженера.

 

Прикреплённые изображения: