ФРОЛОВА ГАЛИНА АЛЕКСАНДРОВНА

Мы с детства знали, что такое труд на поле, жатве, сенокосе, в доме…..

Родилась в 1934 году в деревне Зубилиха Краснобаковского района Нижегородской области.

Зам. главного энергетика Татмехобъединения. Трудовой стаж на предприятии - 32 года. Участвовала в общественной жизни объединения: избиралась членом комсомольского бюро, месткома, партбюро, партгрупоргом, секретарем совета ВОИР.
Награждена медалями: «За доблестный труд в ознаменование 100 – летия со дня рождения В.И.Ленина», «В память 1000 – летия Казани», «Ветеран труда».
 Присвоено звание «Победитель  социалистического соревнования».

- 22 июня был выходной, родители работали в огороде. Пришла учительница и сообщила, что началась война. Вскоре мобилизовали  нашего папу, секретаря сельсовета. Мама осталась с тремя малолетними детьми и дедом-инвалидом.
Деревня быстро перестраивалась на военный лад. Работающим на иждивенцев стали давать карточки на хлеб. Семье выделили участок для заготовки сена в лесу, но косить не разрешалось до тех пор,  пока не заготовят корма для  колхозного стада. Меня, как старшую, мама брала с собой  на сенокос. Работали сутками, некогда было поесть и поспать.
  В начале войны через  деревню с запада на восток гнали огромные стада коров и овец.  Позже  начали прибывать на переформирование воинские части. Солдат и командиров  расселяли по домам.  Так как   места  в нашем доме было мало,  спать они располагались прямо на полу. Иногда к ним приезжали  повидаться жены, а через некоторое время в Зубилихе появились эвакуированные.  В  школе разместили детей из блокадного Ленинграда.
    В 1942 году я пошла  в первый класс. Тетрадей у нас не было, писали карандашами на серой оберточной бумаге, домашние задания делали при свете коптилки. Весь выпуск десятиклассников 1942 - 1943 годов ушел на фронт. Десятилетку закрыли, осталась лишь семилетка. Летом учеников организовывали на сбор колосков ржи, пшеницы, оставшихся после конной жатки. На полив колхозных огородов, где выращивались огурцы, морковь, капуста, таскали ведер по сорок.
С наступлением зимы у нас с сестрёнкой появлялись новые обязанности: нужно было напилить дров с дедом-инвалидом, который потом одной рукой их колол. Мы носили дрова для печек в сельсовет, где подрабатывала наша мама.  Каждый вечер с  Софьей мы  ходили  туда заправлять керосином лампы, чистить закопченные стекла, наполнить вёдра свежей водой.  В воскресенье  мы мыли там полы. Полы были некрашеные, приходилось драить их пучком соломы или веником-голяком с битым камнем, затем смывать и  вытирать насухо. А это был нелёгкий труд.
  Война для семьи завершилась в 1946 году, когда вернулся папа.  Артиллерист прошел её от начала до конца, закончив свои фронтовые пути - дороги в Венгрии.  Был несколько раз ранен, награжден орденом Славы, медалями.        
И послевоенные годы не были легкими. Запомнился  1947 год – год денежной реформы. Отцу зарплату не выдавали. Все лето я ходила собирать головки клевера, которые сушили, мололи и пекли из них хлеб. Он получался черный, как чугун. Денег для обмена не было. Все сбережения, мелочь из глиняной копилки, составили 26 рублей.
Но у меня была мечта - учиться в институте. Несмотря на то, что десятилетку в деревне закрыли, в восьмой класс я стала ходить в райцентр, что в семи километрах от Зубилихи. Из деревенских  начинали учиться в восьмом классе пять ребят, но они быстро побросали школу. С наступлением осенней распутицы мне приходилось жить на квартире, а при сухой  погоде в школу и из школы я ходила  пешком одна. Помню такой  случай, мы, девятиклассники учились во вторую смену, и перед школой по заданию хозяйки я обычно мыла полы. Но однажды, заболев, учиться не пошла. Помыла полы, собрала портфель,  погрузила все на салазки и отправилась домой, в деревню. Шла тяжело. Пройду  какое – то расстояние - сяду на салазки, посижу, отдохну и дальше иду. Оставалось пройти километра два. Вижу, по полю параллельно со мной  в стороне бежит собака. Я остановлюсь, и она останавливается, я посижу, пойду дальше – и она идет. Так и проводила меня почти до деревни. Пришла домой, рассказала папе про попутчицу, а он и говорит: «Это не собака тебя сопровождала, а волк». Тут- то я и испугалась.
Отец не возражал против продолжения учебы, но надеяться я могла только на себя. Ведь у родителей оставалось еще четверо детей младше меня. Но и они вслед за мной получили высшее образование. В 1952 году, успешно сдав экзамены в Ивановский текстильный институт, я была зачислена на механический факультет с предоставлением общежития.
Училась хорошо, на третьем курсе была Ленинским стипендиатом. И снова все эти годы нас отправляли на уборку картофеля в колхозы Ивановской области. Работали в любую погоду, даже по снегу. Одежды подходящей не было, но там нас хотя бы подкармливали. В городе с продовольствием было все так же трудно. Очереди за хлебом не кончались, сахара  не было совсем. Одевались скромно. Только получив зарплату, я купила себе первое шерстяное платье.
Окончив институт по специальности энергетика промышленных предприятий, освоила многие участки этого хозяйства на комбинате.  Работа энергетика связана  оборудованием повышенной опасности. В начале моей трудовой деятельности произошла авария. На фабрике  взорвалась емкость из-под раствора формалина и спирта. Все остались живы, но меня отстранили от должности, и я оказалась под следствием. Тогда-то и  почувствовала, среди каких людей работаю. Многие, даже незнакомые мне люди, останавливали на улице, интересовались ходом расследования, высказывали слова поддержки. Процесс закончился  благополучно. Меня, молодого специалиста, восстановили на прежней должности.
  О доверии со стороны руководства вспоминаю всю жизнь с большой благодарностью, как и о помощи в воспитании дочерей. Объединением мне были предоставлены ясли, детский сад, летняя детская дача на Лебяжьем. В школьные годы девочки с удовольствием выезжали в Гребени в пионерский лагерь. Обе закончили школу с золотой медалью, получили высшее образование в Казанском государственном университете. Сегодня трое моих внуков - молодые специалисты. И хочется пожелать, чтобы их трудовая деятельность прошла в коллективах, где умеют уважать, ценить и доверять.