ГАИТОВ МАРС ЯМАЛЕЕВИЧ

Не забыть нам мучительное детство

 

            Родился 14 октября 1935 года в д. Ст. Абдулово Ворошиловского (Тукаевского) района ТАССР. Когда началась война, мне было 5 лет. Помню тяжелые проводы односельчан села Старое Абдулово Ворошиловского (ныне Тукаевского) района ТАССР на фронт. Текли горькие слезы женщин и детей. Деревня опустела и осиротела.

Мы, мама - учительница и три брата: Марс 1935 года, Ринат 1937 года и Рафис 1940 года рождения проводили отца на фронт. У нас не было ни своей квартиры, ни своего дома, снимали комнату у одного колхозника. Районные власти не разрешили отцу строить дом, хотя он работал председателем сельпо. Мама вынуждена была увезти нас в свою деревню Старое Дрюшево, к своей матери. Бабушка Фархисрур была внучкой купца Юсуфа Халфина. Мы узнали об этом лишь в 2014 году. Боясь репрессий, она об этом не рассказывала. Халфины были сосланы в Архангельскую область. Самый младший сын бабушки Махмут воевал на фронте.

  Что значит военное время, мы сполна узнали уже в 1941 году. Всё необходимое для скромной жизни сельчан исчезло: соль, спички, керосин для ламп, продукты, одежда, обувь. Электричество появилось только через много лет после войны. Цены на потребительские товары на рынках резко подскочили. Все это мы ежедневно слышали от взрослых. Начался царь-голод, кругом нищета, бедность. Полуголодные колхозники работали бесплатно, на трудодни почти ничего не давали. Чтобы не умереть с голоду, питались разными съедобными травами, перезимовавшими в поле колхоза картофелинами, зерном от колосьев. Но эти колосья оказались смертельно опасными. Был свидетелем смерти многих маленьких детей.

            Учителям без учета количества детей ежемесячно выдавали скудный продовольственный паек (мука, крупа), его мы съедали за 1 -2 дня. А на месячную зарплату мама могла купить пуд картошки. Мама, преподавала в школе математику, физику, выполняла очень много общественных поручений военного времени, мы оставались под присмотром бабушки.

            Мужчины воевали на фронте, а их семьи облагали различными налогами. Дети (семьи были многодетные) голодали, и несмотря на это, все продукты необходимо было сдавать государству, кроме того, народ принудительно подписывали на государственный заем. Невыполнение строго каралось. В этих операциях должны были участвовать агитаторы, в основном учителя. Они ходили по дворам, собирая тёплые вещи, сухари и сушёную картошку.

            В 1941 г. в наш район привезли эвакуированных женщин с детьми из Ленинграда. Мы познакомились с детьми и с их помощью стали осваивать некоторые русские слова. Ленинградские дети учились в татарской школе, изучив татарский, стали показывать неплохую успеваемость. От невзгод войны страдало все население. Но мы, дети военного времени, переносили их особенно болезненно, поскольку не видели нормального детства. Из-за постоянного ощущения голода и холода, нехватки теплой одежды, обуви, некоторые дети не могли посещать школу. С малых лет нам пришлось помогать семье в заготовке продуктов, дров, кормов для животных, работать на картофельном участке, ухаживать за младшими детьми.

            В сентябре 1942 года я вместе со сверстниками пошел в первый класс сельской семилетки. Мы были рады этому незабываемому событию. Но, когда начались занятия, выяснилось, что для успешной учебы многого не хватает. Чернила (тогда авторучек не было) мы готовили из сажи, оставшейся на потолке черных бань, растворяя ее в воде. Бумажный голод заставил нас писать на старых газетах, на чистых от текста местах. Иногда приходилось заниматься в холодных классах, отопление было печное. Школьного питания и в помине не было. Несмотря на все это, мы тянулись к знаниям, уроков не пропускали.

            Мы, дети, любили ходить в сельский клуб. Там была большая библиотека. В неделю раз приезжало передвижное кино, показывали «Подвиг разведчика» и документальный фильм о финской войне. Фильмы были немые (без звука), в нижней части экрана были субтитры на русском языке. Перевод с русского на татарский язык делал киномеханик. Нашу деревню обслуживал глухонемой человек. Хорошо, если среди зрителей находился понимающий русский язык человек. Его просили комментировать происходящее на экране. Кино для нас было событием чрезвычайным и радостным, но проблема была в отсутствии денег для входных билетов. Детвора толпилась у двери, хотела попасть в клуб. Старших ребят заставляли вручную крутить электрогенератор, за это они бесплатно смотрели фильм, а мы, детвора, подсматривали в окно. Помню случай, когда приехавший на побывку шахтёр-односельчанин оплатил вход в кино для всех ребят. Наша радость была неописуемой. В деревне не было ни радио, ни электричества и кино было для нас «величайшим искусством».

            В клуб на праздники приезжали самодеятельные артисты, ставили спектакли, организовывали концерты. Иногда приезжали и настоящие артисты из Казани, Мензелинска, Набережных Челнов. Несмотря на трудную жизнь, люди, особенно молодежь, тянулись к искусству. С фронта приходили плохие вести, погибали наши односельчане, знакомые, близкие, родные. Погибли родные братья нашего отца: Шамси, Вали, Хосни  Гаитовы, мамин братишка Махмут Шакиров (1918 г.р.).

            С Махмут абый произошло печальное недоразумение. Бабушка получила извещение, что её сын пропал без вести. На деле оказалось, что он погиб и похоронен в1941году в Смоленской области. Об этом мы узнали лишь после войны. А она верила в его возвращение. Бабушка была глубоко верующей мусульманкой, доброй - делилась последней картошкой с детьми из другой деревни. У нас не было коровы, держали козу, которая ежегодно дарила нам красивых козлят и давала молоко.

            Я научился читать с малых лет. В дальнейшем увлёкся чтением газет, журналов, художественной литературы. Постепенно осваивал и русский язык. Открыл для себя творчество русских писателей. Всё это помогло мне в успешной учёбе в средней школе, вузе, научно-педагогической деятельности.

            Всем хотелось, чтобы война поскорее закончилась. И вот настал День Победы!!! В 4 часа утра в наше окно постучали. Нурлы апа Беляева, кричала возбужденным голосом: «Война закончилась! Вставайте, Победа, Победа!!!» Все вышли на улицу, стали поздравлять друг друга, плакать от счастья. Мы, дети, обрадованные этой вестью, пошли в школу. Учитель сказал, что занятий сегодня не будет.

           Наш военрук, Назиф абый Альмухаметов (участник войны), пострелял из винтовки в воздух, имитировав салют, затем позвал нас на стрельбище у горы «Шарафи». Раздав ученикам патроны, разрешил стрелять по мишеням. Война закончилась, но наши мучения продолжались: голод, всеобщий дефицит товаров, непосильные налоги колхозникам, принудительная мобилизация молодёжи в ФЗО (фабрично-заводское обучение), на лесоповал, лесные и торфяные разработки, бесплатный изнурительный труд в колхозе.

Чтобы получить знания, я каждый день ходил пешком до 16 км в Тлянче - Тамакскую среднюю школу. Получив аттестат о среднем образовании в 1953 году, я поступил на агрономический факультет Казанского СХИ. Горжусь, что 26 лет моей жизни связано с этим славным вузом.

Окончил Казанский СХИ, аспирантуру. Общий трудовой стаж - 56 лет, из них 26 лет работал доцентом в Казанском ГАУ. Кандидат экономических наук. В 1997-2004 гг. – зав.кафедрой экономики и менеджмента в Татарском институте переподготовки кадров агробизнеса. В 2004-2014 гг. - с.н.с. Института татарской энциклопедии. Заслуженный экономист РТ. Лауреат Государственной премии РТ. Награждён медалями: «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Ветеран труда», «В память 1000-летия Казани».