ГАЙСИН ИЛЬШАТ АХАТОВИЧ

Они нас воспитали и сохранили

Родился 12 октября 1939 г. в  дер. Бегишево Заинского района ТАССР.

 Во время последней Отечественной войны наша семья (родители, брат Рашит, сестра Энже и я) выдержала невообразимые трудности, но выжила. Несомненно, это случилось потому, что мать наша, молодая сельская учительница, проводив мужа на фронт,  в первую же неделю начавшейся ужасной войны с Германией,  поняла - это надолго, и решила привезти к себе из другой деревни своих отца и мать. Вот они втроем нас воспитали и сохранили. Помогли им в этом сила духа и стойкость, традиции предков.

Наши предки проживали в деревне Иштиряково (ныне Нижнекамский район). Известно, что многочисленная семья отца деда по линии нашей матери была очень дружной и работящей. В роду многие владели грамотой - умели читать и писать, общались и дружили с русскими и другими народами. Дед наш был активным, красивым человеком, слыл успешным земледельцем. Осенью и зимой они заготавливали лес, дрова, летом - ягоды и орехи, лекарственные травы. Еще одной существенной статьей дохода семьи было то, что они умели готовить высококачественный кумыс. Дед держал несколько кобыл, а бабушка стала известной мастерицей по изготовлению лечебного напитка. К ним на лечение приезжали люди из Казани, образовалась постоянная клиентура, ежегодно получающих лечение кумысом моей бабушки. Бабушка рассказывала, что их приглашали и в другие селения: так 7 лет подряд на пароходе они ездили с семьей к Лаишевскому купцу, готовили для него прекрасный напиток, а купец подарил им за труды самовар.

Семья дедушки попала под раскулачивание. Хозяйство было разорено, дом за-

брали, дедушку арестовали, судили в Елабуге, и послали строить Беломорканал.

Там он был 2 года, остался жив, и вернулся обратно совершенно случайно. Как он

рассказывал, однажды к нему обратился молодой человек со словами: «Идрис абзый, это вы?» Это был врач Юра, сын известного врача из Казани, который ежегодно приезжал в семью дедушки пить кумыс. Он сумел обосновать отсутствие пользы от содержания среди рабочих стройки опасно больных людей. Оформил необходимые документы и отправил дедушку домой.

В нашей деревне функционировал рынок и каждую неделю на базар собирался

народ из соседних деревень, в том числе из русских. Деда все знали, к нему заходили погреться, чай попить, его приглашали на переговоры, беседовали, с ним советовались. Так как дед постоянно читал газету «Правда», которую выписывала мама - учительница, у него часто расспрашивали, что слышно на фронте, и он рассказывал обо всем, о чем писали газеты. Дед в молодости служил на Балтийском флоте, на гвардейском крейсере

«Александр II». Рассказывал, что Российское правительство покупало корабли в Англии и на крейсере они сопровождали их до Кронштадта. Однажды, во время учений их посетил Николай II с супругой. Отличившихся награждали: деду царь подарил швейцарские морские часы, а царица - золотой рубль. Дедушка говорил: «Берег эти часы, думал, подарю младшему внуку», но не получилось, при раскулачивании потеряли. «Видимо, кто-то более нуждался» - шутил дедушка. Он умел делать все, сам со старшим внуком изготовил сбрую, арбу и большие сани, а потом показывал нам, как запрягать корову, научил ее ходить в упряжке и мы не нуждались ни в  дровах, ни в сене. Я помню, дедушка зимой брал меня с собой в лес за дровами,  а летом брат и дедушка косили сено. В один приезд мы увидели дедушку опухшим. Мать сказала, что это от недостатка пищи. Голод. Надо его везти домой. Пока не наготовили необходимое количество сена на всю зиму, дед был на косьбе сена. Он посещал семью своей старшей дочери за 15 км, она одна воспитывала 5-х детей, и дедушка каждый год помогал им подготовиться к зимовке. Он говорил: есть дрова, есть сено - семья готова к зиме. Обращаясь ко мне, говорил: «Сынок, ты может, пойдешь учиться на лесничего. Вот тогда мы заживем!».

Дедушка также умел вязать сети для ловли рыбы. В селе мало у кого это получалось. Дед научил нас пользоваться этими приспособлениями для рыбной ловли. В определенной степени нас это спасало. В реке Авлашке вода была чистой, чистой, там попадалась даже форель (если я не ошибаюсь), дедушка ловил рыбу только на удочку, и ему очень часто везло.

Отдельные годы в лесах вокруг деревни удавалось собрать много лесных орехов. Меня тоже брали на эти мероприятия. Я помогал охранять набранные орехи. Ближе к осени мать вместе с другими солдатками ездила в города Пермского края продавать орехи. Оттуда привозили всем галоши, обклеенные изнутри красной тканью. Это был праздник во всей деревне.

Старший брат Рашит учился в русской школе в соседней деревне. Уезжая на войну, отец предупредил мать, чтобы старший его сын хорошо знал русский язык, он должен учиться в соответствующей школе. Мать выполнила поручение отца. Это решение нашло полное одобрение и у дедушки. Старший брат начал учиться в соседней деревне (за 4-5 км). Рано утром уходит, вечером возвращается. Он маленький, худенький - устает.

Однажды стоим с матерью у калитки, услышали голос. Кто-то кричит: «мама, мама..» Мать тут же поняла, это ее сын кричит. Мама побежала за околицу и привела брата:«устал, не мог идти». Брат говорит: «силы дойти до школы хватает. А обратно возвращаться домой - нет». Картошка, которой питались, давала силы только на половину дороги. Огород у нас был существенно урезан. Семья репрессированная... Им не положено. Картошки до весны не хватало. Семенной картофель бабушка прятала куда-то и сохраняла до мая.

В 1942 г. мама заболела тифом, нас, детей, приютили соседи. Как вспоминает сестра: маме помог врач (фельдшер) Николаев (Микулаев) из соседней деревни, он ежедневно посещал и лечил больную, успокаивал нас, детям говорил, что она непременно поправится. Он был из соседней Александровской слободы, хорошо говорил на татарском языке, пользовался уважением и доверием населения Иштиряково. Оказалось, что настенные большие часы, раскулаченные из дома Идрис бабая, находятся у них, и он приглашал бабушку в гости после того, как поправится ее больная дочь, обещал показать бабушке часы. Лечили маму и козьим молоком. Дед привез белую красивую козу. Бабушка доила козу по 4-5 раз, и поили маму теплым молоком. Этим и спасли маму. Мама выжила и дожила до 80 лет.

Отец не вернулся с войны, мы, дети, чувствовали сиротскую долю, особенно когда играли с детьми в различные игры. Мячи были кожаные, были и тряпичные, но настоящие красивые мячи были не у всех, а больше у тех, у кого были живы отцы. Как-то после войны нам привезли черный мяч из Перми (г. Молотов), но он был порван и отскакивал плохо. В то же время мы понимали, что отец наш защищал Родину.

Помню день, когда объявили: «Война кончилась!!!» В этот день у водяной мельницы молотили оставшиеся с осени снопы ржи на молотилке. Длинный  Накиб верхом на лошади скакал по деревне и кричал: «Кончилась! Кончилась война!»

 

В 1966 г. с отличием окончил агрономический факультет КСХИ. Доктор сельскохозяйственных наук, профессор, член-корр. Академии наук РТ, член научного совета по земледелию при Президиуме АН РТ и секции агрохимии отделения РАСХН. Автор 15 монографий, авторских свидетельств и патентов на изобретения. Подготовил 6 докторов и 18 кандидатов наук. Обладатель премии им. академика Д.И.Прянишникова, лауреат Гос. премии РТ в области науки и техники. Заслуженный деятель науки РТ, заслуженный работник высшей школы РФ, награжден медалями «За трудовую доблесть», ВДНХ СССР, Российских агропромышленных выставок «Золотая осень», «Ветеран труда».