ГОРОХОВ АЛЕКСЕЙ ИЛЬИЧ

Родился я в 1937 году в селе Красный городок Куйбышевской области. У нас была большая семья: всего 14 детей, 6 человек умерли в детстве, 8 детей выросли. После меня был еще брат Володя, который родился в 1946 году. Когда я родился, маме дали большую премию, как матери-героине.

Помню, как в 1940 году старшего брата Михаила провожали в армию. Потом в 1941 началась война. Брата отправили на японскую границу, где он и служил до конца войны. В 1941 году ушёл на фронт отец. Он был председателем сельсовета, мама была домохозяйка. Когда отец ушел в армию, мама пошла работать в колхоз. Тогда все работали в колхозе на полях.

Мой второй брат Емельян до войны уехал в Куйбышев учиться в ФЗО. После ФЗО его сразу отправили на фронт. Ему не хватало лет, и родители надеялись, что он вернется и будет на заводе работать. Но он прибавил себе года и ушёл на фронт. Во время войны у нас все молодые рвались на войну. Брат всего год провоевал и погиб под Москвой. Он так воевал, что получил 7 орденов и медалей.

Мы жили в большом доме, который родители купили, когда поженились. В нём была большая печка, полати и одна кровать. Все спали на полу, кроме меня. Я - то на печке, то на полатях.

Во время войны начались проблемы с питанием. Бывало, я проснусь утром, лежу на печке, а мама там что-то делает: мам, я есть хочу… А она плакать начинает. Это вспоминать не хочется. Наелся только в Армии. А тогда мы траву ели – конский щавель, взрослые лебеду мешали с мукой, отрубями и пекли хлеб, а щи варили из крапивы. Мама как уйдет на поле, так на весь день. Весь колхоз был на поле. И самим надо было есть, и армию кормить. Зимой мы лучше жили: хоть и впроголодь, но хоть какие-то запасы были. А летом дети оставались без присмотра. У меня обе бабушки были и обе работали.

Меня не заставляли работать, потому что я был самый маленький в семье. И потом не заставляли ничего делать, а вот сестрам моим досталось. Сестры Вера, Дуся, Маруся работали кто на поле, кто на конюшне, возили дрова…  Когда они приезжали с работы усталые, говорили мне: Лёнь, отгони лошадь. И я садился на лошадь и отгонял её на конный двор.

В 1945 году пришёл с фронта отец. До Берлина он не дошёл, из Чехии вернулся. Его сразу назначили председателем сельсовета. Друг его дядя Коля пришёл раненый без глаза. Про День Победы мы узнали понаслышке. У нас ни радио, ничего не было. Отцу позвонили в сельсовет. Он пришёл домой, сказал: Победа. Мы, ребятишки, бегали по деревне, палками по заборам стучали и кричали: победа, победа! А сами не понимали, что это такое, ведь мы войну не видели.

В 1948 году  у нас из села уехали родственники со стороны отца в Магнитогорск на строительство металлургического комбината. Они там устроились и нас позвали. Мы всей семьёй поехали. Там обустроились. Мария ФЗО закончила и всю жизнь за станком работала, и всю жизнь в почёте была. Вера пошла на мельзавод, чтобы кормить семью. Она на тарной базе выбивала старую муку из мешков, потом зашивала дырки и опять отдавала под новый урожай. А то, что она вытряхивала, собирала и приносила домой. Она нас всех вытащила из голодухи.

Отец работал на мельзаводе заведующим конюшней. Нам мельзавод сразу выдели место под строительство дома. Михаил из Японии приехал, его сразу взяли токарем на фабрику. Он женился, и у них дочка родилась. Потом мы построили большой дом на две семьи. Михаилу – полдома, и нам половину. Топили углём.

В Магнитогорске я пошёл в школу. В деревне был деревянный дом, в котором все ученики сидели вместе. А в Магнитогорске у нас была хорошая современная школа, были отдельные классы. Там меня принимали в пионеры. Там было здорово. Школа в Советском Союзе давала очень хорошее образование. Я до сих пор помню почти все стихи, которые мы проходили в школе. Вот как мы учились. Я у своих детей спрашиваю: расскажите хоть какое-то стихотворение. Не знают. У нас, чтобы на дом задали и не выучить, такого не  было никогда. Придёшь домой, всё быстро напишешь, а вечером у лампы стихотворение учишь. Мы очень много читали. Я всё время с красными глазами ходил, зачитывался книгами.

После седьмого класса я пошёл в ремесленное училище. Два года учился и пошёл в Магнитогорский металлургический комбинат слесарем по наладке и ремонту оборудования. В училище начал музыкой интересоваться. У меня всегда были самые модные пластинки. Все мои друзья, если кто куда ехал, привозили мне пластинки. Мы жили очень интересно.

В 1956 году меня забрали в армию, тогда на 3 года забирали. Осенью мы прибыли в Казань в военную часть на улице академика Губкина. Из Казани меня направили в Ульяновск в сержантскую школу. В те годы мало было образованных, а у меня было семь классов и ремесленное училище. Год учился, отлично закончил и меня поставили командиром отделения, потом я дослужился до старшины, но в армии не остался, вернулся в Магнитогорск.  А в Казани девушка осталась. Мы переписывались, она ко мне на новый год приезжала, потом я поехал к ней - в Казань. Поступил работать на завод 230 и пошел учиться в КАТ. Окончил техникум, конструктором стал в КТБ. И с тех пор я житель Казани.

Все-таки должен сказать, что в годы моего детства и молодости люди в миллион раз были дружнее. Хоть и жили в недостатке, а всегда и улыбались, и шутили, друг другу помогали. 

Горохов Алексей Ильич – секретарь комитета ВЛКСМ завода "Электроприбор" в 1966 – 1969 гг. Те, кто с ним работал, до сих пор вспоминают энергичного симпатичного и веселого их комсомольского вожака и какой интересной, насыщенной была жизнь молодежи на заводе. Это и конкурсы профессионального мастерства и творчества молодежи, участие в строительстве молодежного лагеря «Волга», шефская помощь школам, субботники на строительстве новых заводских корпусов, в пионерском лагере и на базе отдыха, и конечно, после субботника костер на берегу, с ухой и песнями, вечера в заводском клубе. Ударно и дружно работали, а затем хорошо и весело отдыхали. Потом Алексей Ильич много лет проработал заместителем начальника сборочного цеха 32. Наш завод всегда был кузницей кадров и его пригласили заместителем начальника управления горгаза и там он отработал еще 25 лет.