ГРАНИК РАФАИЛ АБРАМОВИЧ

Воспоминания о войне Граника Р. А.

До войны наша семья из 4-х человек – отец, мать, старшая сестра и я проживали на Украине в городе Лубны Полтавской области. Когда началась война отец, перед уходом на фронт, успел посадить нас в эшелон, уходивший на Урал.  Это было в начале июля 1941 года.

По пути следования на наш эшелон напали немецкие самолеты. Эшелон остановился, моя мама схватила за руки меня и мою сестру и мы побежали в какой-то лесок и залезли в окоп. Когда самолеты отбомбились, мы вернулись к нашему эшелону. Смутно помню обгоревшие вагоны, погибших военных, сопровождавших наш эшелон, и гражданских людей.

Поврежденные вагоны отсоединили от состава, и мы двинулись дальше. Нас больше не бомбили, и мы благополучно добрались до города Троицка Челябинской области. Но там мы прожили недолго и вскоре переехали в город Орск, Чкаловской области, где обосновалась семья родной сестры моей мамы.  Ее мужа вместе с заводом эвакуировали в город Орск и он, как квалифицированный токарь, получил бронь.

Но в 1942 году по чьей-то халатности токарный станок, на котором работал муж моей тети – дядя Наум, оказался под напряжением, и его убило электрическим током. Моя тетя Рива осталась с 2-мя детьми, с двоюродной сестрой  Раей, моей ровесницей, и только что родившимся двоюродным братом Борей.

Обе наши семьи сначала жили в землянке, где по ночам бегали крысы, а весной, в половодье, заливало водой.

Маме удалось устроиться завхозом в детский сад, который я посещал, и вскоре нам выделили комнату в бараке, где поселились обе наши семьи, двое взрослых и четверо детей. Печь в бараке топили углем, и я как-то сильно угорел, и мне долго мыли голову в тазу, еле отошел.

В детском саду я подружился с мальчиком, у которого мать работала поваром в детском саду. Ей пришло сообщение, что ее муж находится в госпитале недалеко от нашего города. Она к нему поехала, но он был настолько искалечен, что она от него отказалась.

В нашем городе находился госпиталь для раненых, мы для них готовили номера и выступали в палатах. Помню, что я заболел свинкой, но даже с перевязанной щекой  вместе с другими детьми шел зимой в госпиталь, чтобы выступить с подготовленными номерами.

В 1943 году мы получили извещение, что мой отец пропал без вести, так что до сих пор о его судьбе мне ничего не известно.

Родной брат отца, дядя Федя ушел на фронт, не успев эвакуировать свою семью.  И его жена с двумя детьми погибла, они были расстреляны вместе с другими еврейскими семьями. Сам дядя Федя был ранен на войне, но благополучно вернулся к мирной жизни после окончания войны.

Родной брат матери, дядя Аркадий, также ушел на фронт. Не успев эвакуировать свою семью, и жена с ребенком погибли на эвакуированной немцами территории. Сам дядя Аркадий получил на войне сильную контузию головы, был признан инвалидом и мучился сильными головными болями до своей кончины уже в мирное время.

В эвакуации мы пробыли до лета 1945 года, а затем вернулись на Украину, где и поселились в городе Львове. Произошло как бы воссоединенй 3-х семей – нашей, семьи родной маминой сестры и родного маминого брата.

Во Львове я закончил десятилетку, затем политехнический институт и по направлению приехал в Казань в 1959 году, на Казанский завод математических машин, Без отрыва от производства закончил Радиофак КАИ в 1967 году.

Почетный ветеран завода ЭВМ. Общий стаж 37 лет.

Прикреплённые изображения: