ГРИШИНА НИНА ИВАНОВНА

Заводу «Элекон»
Я, Гришина Нина Ивановна, родилась 1 августа 1934 года, в деревне Боргили Пестречинского района ТатАССР. Мне было полтора года, когда загорелся наш дом. Пожар случился ночью, когда в доме все спали. Выбегали из горящего дома в «чем были». Мама выбежала из дома, успев взять только меня. Кто-то из соседей сразу забрал меня и унес в свой дом. Мама же все пыталась залезть обратно в горящий дом,  крича: «У меня там Нина!».
После пожара мама вместе со мной временно перебралась в деревню, где жила ее сестра и где сама мама выросла. У сестры была семья: муж и шестеро детей. Мой отел уехал в Казань и позже мы с мамой переехали к нему. Жили на съемной квартире в ужасных условиях. Отец с горя запил. Мама от него ушла. Меня отправила в деревню к бабушке, где я жила и училась до окончания четвертого класса школы.
Когда началась война, в деревне остались только старики, женщины и дети. Женщины выполняли всю мужскую работу, а подростки пасли скот, запасали воду и сено. Девочки и мальчики после сенокоса и уборки    урожая
собирали на палях колоски и сдавали их в управление колхоза. Деревенские семьи были большие - по 5-6 человек. Все думали о том, чем кормить семью, ведь в колхозе денег не давали, а за работу ставили трудодни - 1 трудодень за 1 день работы. В конце года то, что было собрано, раздавали семьям. Пищи не хватало. Люди вынуждены были питаться всякими травами, печь хлеб из лебеды. Весной собирали гнилую картошку в палях и пекли из нее лепешки. В школе на большой перемене нам, детям, давали суп, в котором было совсем немного картофеля и вода. Я училась в параллельном классе с двумя двоюродными братьями. Братья приносили с собой молоко и белили мне суп - было немного вкуснее.
Несколько зим мы с бабушкой прожили у ее старшей дочери, так как нам нечем было топить свою избу. У бабушкиной старшей дочери были дочь, старший сын на фронте и муж, и еще двое сыновей. Мы, дети, ходили в лес, ломали сучья и ими отапливали дом. Затем нашу избу заняло управление и уже обеспечивало дровами. После собрания управления оставалась грязь, «стоял столбом» дым и мне, девочке, приходилось все это убирать. Помню, что в то время в лесах было много волков. Волки по ночам ходили по деревням и душили скот.
В пятом   классе я училась в Кировской районе г. Казани в школе № 81 по ул. Гладилова. Заболела моя бабушка.  За бабушкой необходим был уход, бабушка вызвала маму к себе. Кроме моей мамы у бабашки было еще три дочери, но у других дочерей были большие семьи, много детей. Шестой и седьмой     классы я закончила в Пестрецах - за восемь километров от своей деревни. Жила у чужих людей. Ставила чугунок с картошкой в печь, когда хозяева ее топили, клала небольшой кусочек сала. Этим и питалась. В субботу после занятий в любую погоду уходила домой.
Во время войны мама жила в Казани на квартирах у чужих людей работала на пороховом заводе - упаковывала порох для отправки на фронт. Иногда работников  завода не отпускали целыми неделями. На лето   мама брала меня погостить в Казань, тогда я целыми днями сидела дома.
Ночью часто были воздушные тревоги везде выключали свет, жители спускались в подвал-убежище. У хозяйки дома, где я жила, были свои дети дочь и сын. Она будила нас всех и сонных вела в подвал. В комнате, где мы жили, постоянно бегали мыши.
Отоваривали карточки и получали продукты.  Было голодно. Если чего-то не хватало - продавали что было и покупали что необходимо.  
Когда умерла бабушка, мы снова поехали в Казань. Трудности не покидали нас: не было прописки, жилья, работы.  Мама поселилась у одной тети, я - у другой. С великим трудом получили казанскую прописку, мама устроилась работать на Бондарный завод (в то время он находился на месте современного цирка), на котором изготавливали дубовые бочки. 
Я поступила на курсы счетоводов и в пятидесятых годах их окончила. Пока я училась мы с мамой жили отдельно друг от друга. Мама давала мне 10 рублей на неделю. На них я покупала хлеб и мальтозу (такое повидло) и пила с ней чай.  Позже мы переехали на улицу Чистопольская, в гнилую хибарку во дворе. Мама на санках через дамбу возила дубовые отходы с завода, ими отапливали жилище. Прожили там три года.
 В 1951 году я устроилась на седьмой завод ученицей счетовода и  проработала на нем 41год,   до выхода на пенсию. В 1953 году устроилась на седьмой завод и моя мама – во второй цех анодировщицей, работала до пенсии.  Нам дали комнату в коммунальной квартире на улице Восстания. Вот тогда-то и началась наша нормальная жизнь. Я быстро шла вверх по трудовой лестнице – работала счетоводом, затем бухгалтером, старшим бухгалтером, заместителем главного бухгалтера. Я очень любила завод, он был моим вторым домом. Постоянно участвовала в общественных мероприятиях, была членом комсомольского комитета и парткома.

Из Книги "Дети войны. Воспоминания элеконовцев"