ИВАНОВ ВАЛЕНТИН ПРОКОФЬЕВИЧ

Родился Валентин в селе Козяково-Челны  Кзыл-Юлдузского района (ныне Рыбно-Слободский район). Правда, в августе 1911 года такого административного названия еще не было. А был Лаишевский уезд Казанской губернии. Во всех документах значится, что родился он 19 августа. Везде в анкетах записано: национальность - татарин. Значит, из крещеных.
   В характеристике, выданной  Козяково-Челнинским сельским исполкомом в 1948 году, есть подробные детали о его семье. Оказывается, дед его - Александр - был «мелким кулаком, занимался бакалейной торговлей, имел хутор, маслобойный завод (почти как сегодняшний фермер), одну лошадь, одну корову и около десяти голов овец». И содержал одного работника (вот «эксплуататор»). А вот отец нашего героя -    Прокофий - до 25 лет жил у отца, помогал ему по хозяйству, но не «уважал его торговость». Потом, оставив жену Матрену с двумя пацанами, вообще укатил в сторону Семипалатинска. И исчез из поля зрения семьи навсегда. Младший брат – Михаил -    вскоре умер от какой-то болезни, а мать вышла замуж за сельского учителя из деревни Русский Ашняк.
   Наш будущий герой в 1924-м окончил неполную начальную школу, еще учился в деревне Вятка Рыбно-Слободского района, после чего выехал в Казань. Так описана сельская эпопея юного Иванова в пределах села Козяково-Челны.
   Правда, он еще возвращается в родной район, но уже в качестве учителя математики после учебы в Казанском педагогическом техникуме. Был студентом Казанского университета. Но, проучившись два года, перешел на заочную форму обучения. На что-то ведь надо было жить, значит, надо где-то работать и желательно по профессии. Влюбленный в точные науки молодой Иванов преподавал математику в школах г. Давлеканово Башкирской АССР и на руднике рядом с Уральским хребтом. Но физико-математический факультет КГУ он закончил успешно, хотя и жил впроголодь.
 Снова вернувшись в родную республику, устраивается в среднюю школу в поселке Юдино, но том – селе Верхний Услон. Опять по математической части. Вот в дальнейшем и сыграла математика - царица наук - в его жизни немаловажную роль.
В эти годы он женится, и до войны появляются на свет два сына, но вскоре супруги разводятся (причина неизвестна). С ним остается младший Валерий, а старшего сына забрала с собой бывшая жена. К этому времени он успевает привести из района в казанскую квартиру на улице Большая Красная, 62 уже ставшую снова одинокой свою мать.
  В 1940 году Валентина призывают в Красную армию, где вчерашний учитель математики сразу обращает на себя внимание старших командиров. В артиллерийских частях он сначала проходит подготовку как разведчик, потом успешно сдает выпускные экзамены на курсах подготовки младших лейтенантов и назначается командиром артиллерийского взвода.
   И тут грянула война. Мечтавший после армии продолжить мирную профессию педагога и создать новую семью, он с первых дней оказался на самых опасных участках фронта, прикрывая своими орудиями отступающие части. Горечь поражений, боль утраты боевых товарищей, пораженческие настроения некоторых бойцов оставили в его душе глубокие раны, но способствовали ускоренному становлению его как опытного и смелого командира. Особенно это проявилось под Сталинградом. Здесь в самые критические дни обороны его принимают в члены ВКП(б). Он вступает в партию чтобы встать во весь рост и крикнуть: «За мной! За Родину!». Чудом выживший в этом огненном котле гвардии старший лейтенант Иванов участвует в составе 167-го гвардейского артиллерийского полка 1-й артиллерийской дивизии 60-й армии Воронежского фронта в качестве командира батареи, потом - дивизиона при грандиозном сражении на Курской дуге. Под Орлом его батарея уничтожила более десятка фашистских танков. Но главный его бой был еще впереди.
  В первых числах октября 1943-го наши войска, освободив большую часть Украины, вплотную подошли к берегам Днепра. Фашисты на весь мир трубили, что Днепр для советских войск непреодолим, что здесь они отомстят за поражение под Сталинградом и на Курской дуге. Действительно, глубоко эшелонированная оборона немецких войск на правом берегу этой полноводной реки создавала для наших полководцев огромную проблему. Но у них на счету к тому времени уже была не только организация крупных войсковых операций, но и такие знающие свое дело командиры, как Валентин Иванов, приобретавшие боевой опыт на полях самых кровопролитных сражении, и бойцы, вдохновленные успешными наступательными операциями в последние месяцы. А у советского народа укрепилась вера в   Победу.
   Итак, вечером 1 октября 1943 года 167-й гвардейский артиллерийский полк на плотах, транспортируемых маленькими катерами, начал переправу на правый берег Днепра в районе села Губин Чернобыльского района Киевской области. Но немецкая авиация, почуяв неладное, развесила над рекой осветительные ракеты. Береговая вражеская артиллерия открыла огонь по плотам. Днепровская вода кипела от разрыва мин и снарядов, град пуль накрывал всю поверхность реки, однако вскоре наши с левого берега накрыли их ответным огнем и позволили высадить первый десант. Расчеты быстро скатывали дивизионные 76-миллиметровые пушки ЗИС-3 на берег, прицепляли их к тягачам и быстро уходили в естественные укрытия. Это были первые артиллерийские части, переправившиеся на правый берег Днепра. Но бои разгорелись ожесточенные. Фашисты старались любой ценой оттеснить наши войска к воде и там уничтожить. Особенно их танковые колонны рвались к местам основных переправ, где шла уже круглосуточная переброска наших частей. Дивизион гвардии старшего лейтенанта В. Иванова часто менял огневые позиции, «пушкари» толкали свои орудия по осеннему бездорожью, но успевали вовремя прикрывать танкоопасные участки. В боях на плацдарме дивизион под командованием В. Иванова уничтожил две артиллерийские и пять минометных батареи, 26 пулеметных гнезд, 36 станковых пулеметов, 7 блиндажей, рассеял и частью уничтожил до полка пехоты противника.
За Днепр 24 артиллеристам 3-й гвардейской легкой артиллерийской бригады 60-й армии было присвоено звание «Герой Советского Союза». Среди них был и наш земляк гвардии старший лейтенант Валентин Иванов.
Потом были не менее ожесточенные бои за Киев, Житомир, Сандомирский плацдарм, переправа через реку Сан. Участвовал в боях за Дрезден, дошел со своими пушками до берегов Эльбы.
Войну гвардии майор В. Иванов закончил в Праге, куда форсированным маршем его полк (он уже был начальником штаба полка) был переброшен на помощь восставшей Праге. Там бои продолжались еще до 12 мая 1945 года.
Демобилизовавшись в ноябре 1945-го, 34-летний майор Советской армии возвращается в Казань. Сейчас бесполезно гадать, кто тогда встречал его с цветами или без на железнодорожном вокзале. Мать - Матрена Константиновна - с внуком все еще проживали на старой квартире на Большой Красной.
 Но недолго праздновал Победу настоящий герой, через год он стал аспирантом педагогического института и успешно закончил аспирантуру. Боевого коммуниста избрали секретарем партийной организации юридического института (ныне здание КАИ на площади Свободы). По окончании аспирантуры он трудится младшим научным сотрудником в научно-исследовательском институте.
  Но душа вчерашнего воина-артиллериста еще не воспринимала в полной мере тишину мирной жизни, эйфорию Победы. Видимо, грохот бога войны (так величают артиллерию по сей день) все еще теснил мозги математика, да и рана головы, полученная в 1943 году под Орлом, не давала покоя. Он пытается быть в гуще жизни, активно включается в общественные дела. Во время первых послевоенных выборов в Верховный Совет РСФСР и ТатАССР его назначают председателем избирательной участковой комиссии. Вероятно, его общественная активность вскоре и повлияла на решение партийных органов города направить его на работу в органы внутренних дел, которые в то время в основном пополнялись за счет вчерашних бойцов Советской армии. Многие из них долгие годы до пенсии с честью выполняли и миссию солдат правопорядка. После соответствующих проверок его назначают заместителем начальника по воспитательной работе Раифской трудовой колонии для несовершеннолетних преступников. К этому времени он получает двухкомнатную квартиру на улице Сибирский тракт.
  И оказался наш герой в другом мире, где царила совершенно иная жизнь со своими ценностями и правилами. Пять лет армейской службы на время приглушили педагогическую струнку в его характере. Обладая математически четким, аналитическим умом, он за годы войны привык действовать, не рассуждая о поставленных задачах, а отдавая короткие и ясные команды и приказы, чтобы подавить сокрушительным артиллерийским огнем своего противника. Он видел через окуляр бинокля и прицела громадины танков с крестами, извергающие кинжальный огонь доты и дзоты фашистов. Он твердо знал, что если не подавит эти ползущие танки, то они сомнут его орудия, его бойцов. Он отчетливо понимал, что только так он сможет приблизить долгожданную Победу.
   А тут вместо фашистов детвора! Но уже с преступным прошлым, не признающая никаких авторитетов и даже «Золотую Звезду» на его кителе. Да и коллектив воспитателей набрался с миру по нитке. Где уж говорить о специально подготовленных воспитателях с высшим педагогическим образованием. Часто не слово было аргументом воздействия на нарушителей режима, а дедовский метод: ремень или кулак. И вот в один из летних дней 1948 года один ретивый старший воспитатель (Сивяков) взялся «поучить» проштрафившихся пацанов. А те в ответ возьми да и организуй «шумок» (по сегодняшнему - массовые волнения, бунт). Главным виновником, был «определен» замначальника по воспитательной работе. Такая практика - она вечна, как сама жизнь на Земле, - существует и сегодня в нашей системе. Правда, самих настоящих воспитателей разогнали в лихие 90-е прошлого столетия, и сейчас правоохранительная система «пожинает плоды» таких реформ и оптимизаций. Проверяющие данное ЧП заключили: мол, майор «слабо влиял на самих воспитателей, запустил воспитательную работу среди контингента, занимается лишь формально-канцелярской работой». Во всех документах-заключениях служебной проверки в августе 1948 года одни и те же заученные слова-шаблоны о слабой воспитательной работе в колонии. А ведь поработал наш герой там всего чуть больше полугода!  
  И наш герой понял, что все это не его, он оказался не там, где мечтал все последние годы. Правда, с учетом его боевых заслуг руководство МВД ТатАССР (тогда все колонии в республике подчинялись напрямую МВД ТатАССР) пыталось предложить ему другие нижестоящие должности, не связанные с воспитательным процессом, но Иванов решения дважды не принимал никогда. Одним словом, его уволили из органов «по собственному желанию». Это был первый удар в его послевоенной судьбе. Так быстро завершилась эпопея «вхождения» нашего героя в органы правопорядка Татарии.
  После этого Валентин Прокофьевич успел поработать в различных учреждениях и школах Казани. Уже часто подводило здоровье: фронтовые раны регулярно напоминали о себе. Неоднократно проходил курсы лечения. Даже успел обзавестись и новой подругой - Федорой Ильиной, землячкой, родом тоже из Рыбно-Слободского района. Она работала кондукторшей трамвая. Так встретились два одиночества на почве любви... к бутылке. Мужем и женой они не стали, но кондукторше так хотелось стать хозяйкой «двушки» и законной женой Героя Советского Союза. Под градусом выпитого она требовала прописать себя на его жилплощадь, хотя в этой квартире итак проживали вместе с героем его мать, больной сын и племянница с годовалым ребенком. И стала землячка Федора последней точкой в славной биографии Героя Советского Союза. Однажды Иванов не выдержал претензий и упреков и взмахнул кухонным ножом...
Приговор был скорый и самый суровый в те годы: Верховный суд ТатАССР приговорил Валентина Иванова к смертной казни! Что за времена тогда были?! Сейчас некоторые даже за двойное убийство отделываются малым сроком (демократия, однако!). Правда, потом Верховный Совет РСФСР помиловал  его, и Иванов получил 15 лет зоны. Это сегодня наличие какого-нибудь ордена или медали, врученных по случаю юбилея города или какой-либо даты, не позволяет суду посадить натуральных казнокрадов  и «прихватизаторов»! А тогда государство действовало круто и бескомпромиссно.
   После решения суда весной 1963 года  местный участковый   стал заниматься «устройством» оставшихся жильцов, родных нашего героя. Матери героя было «предписано» вернуться в свой район, где она и скончалась. Племянницу героя   с маленьким ребенком участковый отправил   в Мамадышский район. С сыном осужденного поступил более-менее справедливо: дал ему свою комнату в общаге, а в квартиру на Сибирском тракте заселился сам.
  Отсидев от звонка до звонка положенный срок в Пермских лагерях, он вернулся в родной район, где уже не было никого из близких родственников и вернулся уже больным. Не было и «Золотой Звезды» Героя Советского Союза, и самых высоких боевых наград - всего этого лишили его после приговора, как положено по закону тех лет.
  Не имея даже минимальной пенсии, герой-артиллерист и бывший зэк оказался у разбитого корыта. Есть сведения, что в начале 1980-х он проживал в общежитии ПМК-851, располагавшемся в с. Рыбная Слобода. Видимо, он там работал и там же ему даже выделили отдельную комнату в общежитии.
  Старожилы, которые трудились   в те  годы  в с.Рыбная Слобода, когда после отсидки Иванов жил в райцентре,  не нашлось ни одного, кто хоть краем уха слышал об этом человеке. Почему? Да потому, что не мог бывший майор-артиллерист, педагог с высшим образованием, вчерашний зэк кричать на каждом углу, что он Герой Советского Союза. В конце 1980-х его из Рыбной Слободы отправили в дом престарелых в Дербышках. После закрытия  Дербышкинского дома престарелых его перевели в дом престарелых  Зеленодольского района. И умер он так же скромно, как жил всю жизнь. Оказавшись в доме престарелых города Зеленодольска, он скончался 15 декабря 1993 года в возрасте 82 лет. Иванов Валентин Прокофьевич похоронен на Гаринском кладбище рядом с Зеленодольском.  Там нет ни креста, ни памятной доски, потому что так хоронят, оказывается, из домов престарелых, если не находят родственников.
    Но на этом история не кончается. В родном селе Козяково-Челны, к великому   удивлению и восхищению, помнят своего славного земляка! Оказывается, уже к 60-летию Победы там установили его бюст, его имя носит одна из улиц, а в школьном музее есть отдельный уголок, посвященный его подвигу. Правда, имеются некоторые неточности в биографических данных, но это не мешает местным жителям в праздничные дни склонять голову перед своим земляком.
     Вот так завершился земной путь простого крестьянского парня, достигшего своим трудолюбием азов высшей математики и грудью защитившего наше Отечество. Штурмовавшего самые неприступные немецкие оборонительные сооружения ради приближения Великой Победы над фашизмом, чтобы мы сегодня не охаивали результаты этой Победы, не занимались ревизией подвига погибших, а жили с благодарностью за эту Победу.
Р.S. По данным архива МО РФ, в Подольске за различные преступления и другие «грехи» высокого звания Героя Советского Союза лишены 72 человека. В основном многие - за крупные хозяйственные преступления, за которые сегодня некоторые просто получают дружеские замечания. Были среди разжалованных и несколько откровенных предателей Родины. 17 из общего числа расстреляли, 36 реабилитировали и вернули им «Золотую Звезду» Героя. Обо всем этом можно прочесть в книге В.Н. Конева «Прокляты и забыты. Отверженные Герои СССР».
А как же поступить с нашим героем? Оставить в забвении или согласиться с жителями далекой деревни Козяково-Челны, которые,   решили этот вопрос по справедливости? Да, совершил преступление, но за это он получил наказание сполна. Но ведь и подвиг совершил ради сегодняшнего дня, ради нас! Это факт. А у народной памяти есть одно удивительное качество - забывать плохое и помнить хорошее. Cлова «бывший Герой Советского Союза» - это просто нелепица.  Героизм - он или есть, или его нет. А еще у подвига нет срока давности. Не простит нам ее величество История, если мы снова предадим забвению таких, как Валентин Прокофьевич Иванов. 

 

Прикреплённые изображения: