ИЗМАЙЛОВ ХАРИС КИЯМОВИЧ

с. Утямышево (в 70-е годы работал председателем колхоза “Алга”.

Воспоминания.

Еще до войны школьники шефствовали за жеребятами, а девочки за телятами. Мы сдруг любил ухаживать за жеребенком по кличке «Алтын», а я выбрал себе другого жеребенка. В неделю по три дня мы выгуливали и ухаживали за жеребятами. 1 мая и 7 ноября молодые буденовцы выезжали на обученных молодых конях верхом на демонстрацию. «Да здравствует коммунистическая партия!», «Да здравствует колхоз!», «Долой единоличников!»- восклицали мы и производили выстрелы в воздух. С трибуны перед клубом слушали доклад председателя колхоза Авхадиева Галимзяна абый. После демонстрации каждому участнику давали стакан семечек. В такую красивую жизнь ворвалась война…

С первых дней войны всех годных мужчин забрали на фронт.Колхоз лег на плечи стариков, женщин и детей. Я тоже с конем по кличке «Кашка» стал принимать участие в колхозных работах. Лошадь была послушная и понимала меня с полуслова. Осенью лошадей пасли на озимых полях ржи и оставляли на ночь, а утром сразу оттуда шли на работу. На мои оклики моя «Кашка» прибегала с поля, и я верхом без уздечки и седла ехал на нем домой, чтобы позавтракав отправиться на работу. «Кашка» была умная лошадь и выполняла много моих команд: стоять, поехали, вправо, влево и т.д. Дрессировать его учил меня Ахметов Мингарайабый, бывший кавалерист.

Во время войны женщины строили железную дорогу Казань-Ульяновск. Они носилками и тачками возили землю для насыпи и камни под рельсы. С нашей деревни четыре девушки тоже работали там и жили в Мещеряках Буинского района. Через каждые 10 дней я привозил и увозил их на своей любимице домой на помывку. Однажды на обратном пути шел сильный дождь. Я подъехал к реке, а Свияга разлилась как весной в половодье. « С богом»- сказал я своей «Кашке» и поплыл через Свиягу. На середине реки меня и лошадь с телегой стало уносить течение…я отцепил телегу и она уплыла, а я схватился за хвост лошади и выплыл на другой берег Свияги. От испуга или от холода у меня свело ноги и руки, я ничего не чувствовал, но сам бежал вдоль реки по берегу, чтобы догнать телегу, но не догнал… Бригадир Кияметдин абый вошел в мое положение и сказал: «Раз нет телеги, цепляй плуг и паши». Мы с другом Мубарякзяном стали пахать пашню. Грелись и спасались от комаров костром из соломы. Как-то раз лошадь стала валяться на земле и случайно очутилась прямо в костре и обожгла себе живот. Мы перепугались и место ожога посыпали землей и отправились на ночной выгул. Ожога никто не заметил. Но на следующее утро ветеринар увидел ожог, но нас не выдал бригадиру. Сказал, что лошадь испачкалась в грязи. Мы очень боялись того, что без лошади у нас урежут трудодни на 5 палочек, если у лошади случался выкидыш, то урезали 25 палочек трудодней. Я продолжал работать, потом и телегу дали.

Начались трудовые будни. Одна работа труднее другой: в Зольном, в Долиновке, с Волги возили бревна со сплава. В Ундоры отвозили урожай зерна. Должны были сделать 3 рейса за два дня по плану. Зимой с полей возили сено со стогов. Людям жилось трудно, они болели, голодали. Ели гнилую картошку,

молодые почки деревьев, крапива стала основной пищей. Многие опухали от голода и умирали. Рабочим в колхозе иногда давали 4-5 килограмм овса или вики. Лошадям по 300 грамм фуража для замеса с соломой. Лошади становились слабыми. Еле держались на ногах, но нужно было работать.

Пришла еще одна весна. Мы с другом Ришатом работали на бороновании в поле, начался сильный дождь и мы отправились домой. По дороге, когда переходили через овраг, лошадь поскользнулась и упала прямо на лед на дне оврага и не смогла встать. Мы долго провозились с ней, не могли поднять. Через некоторое время конюх привел трех женщин и мы вытащили лошадь из оврага. От испуга и холода лошадь знобило, у нее не было сил, и так долго промучились мы с ней в этом овраге. Лошадь после этого случая заболела и через неделю умерла. Было жалко.

Шли годы, а жизнь становилась труднее и труднее. Пришла похоронка на дядю(брата отца), а через полтора месяца и похоронка на отца. Мне не было 17 лет, и я попросился на фронт. Уже через 3 месяца, после смерти отца меня тоже забрали на войну. Домой вернулся в 25 лет.

Из нашего села на фронт ушли 202 человека, а не вернулись 106 человек.

Детям военных лет пришлось работать наравне со взрослыми. Решать все проблемы и заботы. Так они закалялись, крепли и становились стойкими, не сгибаемыми. Они стали поддержкой для матерей и помощниками по хозяйству. Они тоже помогли приблизить Победу.