КИСЕЛЕВ МИХАИЛ ИЛЬИЧ

Наша жизнь
  РОДИЛСЯ Я   19 января 1936 года в селе Ральники Малмыжского района Кировской области. Село это в то время имело семилет¬нюю школу, сельсовет, больницу - на четыре койки, паровую и ВОДЯНУЮ мельницы. Семья наша состояла из девяти человек. В предвоенные
годы в селе был крепкий колхоз. Жили мы, по тем временам, неплохо.
После объявления войны отца и брата взяли в армию. Отец дошел до Берлина и вернулся домой только в августе 1945 года. На воине получил три ранения.
Помню, как провожали на фронт брата и односельчанина Петра Крестьянинова. Сидели за столом. Петр произнес новую для моего возраста фразу: «Или грудь в крестах, или голова в кустах». Служил он в танковых войсках. Наши войска наступали и головной танк Крестьянинова провалился в яму, замаскированную снегом на сельской дороге. Атаку отбили, а танк Петра остался у немцев. Враги пытались «выкурить» танкистов, но красноармейцы взорвали себя вместе с танком и толпой немцев. Петру Крестьянинову посмертно присвоили - звание Героя Советского Союза. Об этом подвиге в школьном музее имеется книжка Уржумского издательства.
Брат служил во фронтовой разведке, на фронте был всего девять месяцев и получил девять серьезных ранений. Долечивался уже в Казани - извлекали оставшиеся осколки и восстанавливали брату речь. Помню его рассказы о взятии «языков». Был такой случай. Обыскивали вдвоем блиндажи на нейтральной полосе. Чтобы ускорить поиски разделились. Брат попал в блиндаж, где очень рослый немецкий майор брился бритвой при свече. Завязалась борьба. Брату удалось передавить противнику запястье. Бритва выпала у немца из рук. И тут подоспел товарищ брата. За ценного «языка» оба получили по ордену  Красной звезды.
В доме у нас висела карта Европы, и брат со мной перекалывал красные треугольники по всей меняющейся линии фронта. В военные годы хозяйственные работы в колхозе и дома легли на плечи женщин, стариков и детей. Семья кормилась только с приусадебного участка и за счет домашнего скота. При этом большая часть продуктов сдавалась в виде налогов. На наш дом была разнарядка: 40 килограммов мяса, 8 – масла. Количество картошки, шерсти, молока, которые подлежали сдаче государству не помню. Из молока в нашей деревне было налажено производство казеинового клея. Урожай с колхозных полей женщины убирали серпами. Сеяли тоже вручную. Приусадебные участки пахали поочередно с соседями - семь женщин тянули, а восьмая управляла сохой.
Очень голодно было весной и летом. Кончалось картошка, соленая капуста и другие овощи. Переходили на подножный корм: крапива, лебеда, головки полевого хвоща, съедобные травы, крахмал из мороженой картошки. Помогала кормилица корова и «болтушка», которую один раз в день раздавали тем, кто работал в колхозе.
Помню, как 9 мая в школе объявили о Победе. Мы с криками «Победа! Победа!» носились по улицам, оповещая о конце войны
Отец привез домой несколько неисправных будильников. С тех пор я увлекся мелкими механизмами. В пятом классе сделал детекторный радиоприемник. После семилетки окончил педагогическое училище. В армии отслужил почти три года авиамехаником. В эти же годы учился на вечернем отделении КАИ  и с целью получения практики по электронике, сделал черно-белый телевизор. После окончания КАИ работал в институте 12 лет. В 1981 году перешел на работу в КНИИЦС. С тех пор связан с заводом «Элекон». Результат нашей работы по разработке нестандартного оборудования можно увидеть в нескольких заводских цехах. Пять разработок выполнены на уровне изобретений.

Из Книги "Дети войны. Воспоминания элеконовцев"