КОСОЛАПОВ ВЛАДИМИР АФАНАСЬЕВИЧ

Спустя много лет, я смог оценить подвиг, который совершили наши родители…   

Родился я на Украине в 1930 году в местечке Решетиловка Полтавской области. Спустя 3 года семья из 7 человек, у меня было еще 4 старших сестры, переехала в небольшой, но очень уютный городок Ромны. 

Переезд был связан с голодом на Украине. Шёл 1939 год. В памяти запечатлелись тележки, развозившие хлеб по дворам, который выдавали по карточкам. Вкус этого хлеба запомнился мне на всю жизнь. Шла финская война, а спустя 2 года началась Великая Отечественная. Над городом пролетало много самолетов, и всё время объявлялась воздушная тревога. Все бежали в подвалы и бомбоубежища. Спустя некоторое время мы уже чётко определяли наши или немецкие самолёты летят над городом. Первая бомбёжка в городе была проведена по деревообрабатывающему предприятию, на территории которого стояли макеты самолётов, которые немцы разбомбили, приняв их за настоящие. И как только объявляли отбой воздушной тревоги, мы, ребятня, бежали искать осколки. Не без участия немецкой агентуры связь в городе была крайне плохая. Никакой информации о состоянии дел на фронте мы не имели. Поползли слухи, что в городе высажен небольшой немецкий десант. Отец по возрасту находился в ополчении. На второй день к нему прибежал посыльный и сказал, что назначены сборы ополченцев. Отец ушел на сборный пункт, и больше о нём никакой информации не было. Сутками не стихала артиллерийская канонада, которая переросла в оружейно-автоматные очереди. И вскоре город взяли немцы.

Оккупационные власти сразу развесили распоряжения:

«За хранение оружия - расстрел»,

«За связь с партизанами - расстрел».

Начались массовые преследования евреев, аресты коммунистов. В нашей школе была размещена немецкая воинская часть. И мы не учились до самого освобождения от оккупации, которая продолжалась более двух лет.

На главной улице города была установлена виселица, на которой публично казнили коммунистов и партизан. В городе действовал комендантский час. Вечерами по улицам города патрулировали по 3 человека жандармов, которые наводили страх на горожан. Среди оккупантов были не только немцы, но и поляки, финны, румыны, итальянцы и другие, которые также враждебно относились к населению.

Начались массовые вывозы нашей молодёжи в Германию. Наша семья тоже пострадала от этого. Двух моих сестер увезли в Германию. Страшное было время. Трудности были во всем. Пропали спички, соль и пр. Огонь добывали почти первобытным способом, соль выпаривали из морской воды, которую привозили и продавали, дрова добывали по ночам, ломая заборы и сараи.

После освобождения города от оккупантов, нас разыскал и сделал вызов отец, который в это время служил в НКВД и находился на строительстве Широковской гидроэлектростанции на Урале. Строительство Широковской ГЭС велось в трудные военные годы, но было необходимым в обеспечении электричеством предприятий и шахтерских посёлков Урала.

Так началась наша новая жизнь в условиях сурового Урала. Основное население там было заключённые и переселенные немцы Поволжья и крымские татары. Условия жизни и работы были очень тяжёлые. После Украины с умеренным тёплым климатом мы попали в тайгу с сорокоградусными морозами и снежным покровом выше окон. Стояла почти безветренная погода и поэтому холод переносился сравнительно легко. Школа семилетка находилась в посёлке. Часть преподавателей были немцы. После окончания семилетки я перешёл в школу на станции «Половинка», которая находилась в 22 км от посёлка. Поэтому нам школьникам приходилось жить в общежитии в бараке, а затем в шахтёрском общежитии. Спали в кровати в ушанках и пальто, а накрывались матрасами. После обследования наших условий проживания районным отделом народного образования, нам как бы улучшили условия,  перевели в бывшую баню. Дорога к школе шла через вековую уральскую тайгу. Добирались на поезде, топливом служили берёзовые чурки.

Очень сложно было с продуктами, всё распределялось строго по карточкам. Все овощи были только в сушёном виде, и стоило огромных трудов родителям отправлять нас на неделю в школу. Редко какая семья не пострадала от ужасов войны. Так распалась и наша большая семья. Одна сестра заболела и умерла ещё до войны. Вторая погибла в Германии, третья, вернувшись из Германии, на родине столкнулась с жестоким пренебрежительным отношениям к себе, это не могло не привести ее к трагическому концу. Рано ушли из жизни и родители.

По окончании школы я приехал в Казань и поступил в авиационный институт, который окончил в 1956 году. Получил направление на работу на наш завод № 230 ("Электроприбор"). И вся моя трудовая биография была связана только с авиационной промышленностью. Я с благодарностью вспоминаю многих работников завода за бескорыстную помощь и поддержку в моей трудовой деятельности, особенно в начальный период, когда я был  молодым специалистом.

Только спустя много лет, я смог оценить тот подвиг, который совершили наши родители в тяжёлых условиях военного и послевоенного времени.

 

В.А.Косалапов

Косолапов Владимир Афанасьевич на заводе "Электроприбор" работал с 1956 г. после окончания КАИ мастером, начальником сборочного цеха, начальником производства, заместителем главного инженера, избирался и работал секретарем парткома завода. С 1973 по 1984 гг. работал главным конструктором – начальником Казанского приборостроительного конструкторского бюро. Вышел на пенсию в 1998 г. Награжден орденом Трудового Красного Знамени и медалями.

Прикреплённые изображения: