КРЕНГЕЛЬ ГЕНРИХ ИСАЕВИЧ

Кренгель Генрих Исаевич

Воспоминания о далеких годах детства, прошедших этот период Великой Отечественной войны, дело достаточно сложное. Однако до сих пор в памяти сохранились некие яркие страницы жизни и в совокупности с сохранившимися документами в семейном архиве есть возможность с достаточной степенью достоверности изложить наиболее значимые события из моего далекого детства.

Я, родился 15 октября 1937 года в городе Карабаш Дальневосточного края, в семье военнослужащего. Отец - Кренгель Исай Матвеевич, мать - Кренгель Циля Зороховна. Для того, чтобы описать какие-то события из моей жизни в годы войны, было бы правильным привести вкратце биографические данные моих родителей.

Мой отец родился 19 октября 1908 года в г. Самаре, а мама - 13 августа 1913 года в литовском городе Митава. Отец до призыва в армию работал на Казанском меховом комбинате: в начале в производственном цехе, а затем был избран секретарем комитета ВЛКСМ. В РККА был призван в 1931 году в город Куйбышев в 34—артполк, откуда в мае 1932 года был направлен на учебу в Полтавскую военно-политическую школу имени Фрунзе М.В. после успешного окончания, которой был откомандирован в 62-ой стрелковый полк политруком роты. Полк дислоцировался  в г. Спасске  Дальневосточного края. В июне 1936 года был переведен в 39ый-артполк на должность политрука батареи в г. Барабаш Дальневосточного края, где я и родился. В составе этого полка, в должности комиссара дивизиона принимал участие в боях за взятие сопки «Заозерная» в районе озера Хасан. За успешное выполнение боевой задачи постановлением Правительства от 25 октября 1938 года был награжден орденом Красной звезды. В довоенное время эта награда была очень высокого достоинства.

В начале 1942 года папа был переведен в Благовещенское пехотное училище комиссаром батальона, где и прослужил до 8 февраля 1943 года. Несмотря на то, что отец имел бронь, по которой был освобожден от направления на фронт, он после нескольких рапортов был откомандирован в Башкирию в г. Белебей на Высшие курсы усовершенствования политсостава Красной Армии. После окончания курсов был направлен на фронт в действующую армию на должность заместителя командира по политчасти танкового батальона 13-ой механизированной бригады, которая вела ожесточенные бои на Харьковском направлении. 27 ноября 1943 года отец был тяжело ранен и в госпитале скончался от ран 7 декабря 1943 года. У меня в памяти очень четко сохранилась моя последняя встреча с отцом. Ночью перед отправкой эшелона в сторону Башкирии отец заскочил домой, чтобы попрощаться с семьёй. Я спал в своей кроватке и проснулся от того, что меня на руки взял человек в тулупе и шапке, запорошенный снегом» поцеловал и ушел в ночь. Такой была последняя встреча.

После гибели отца долгое время мама занималась поиском, хотя бы каких- то сообщений о своем муже. На все запросы приходил один и тот же ответ: «В списках раненых и погибших капитан Кренгель И.М, не числится», т.е. без вести пропавший. И только к концу 1945 года поступило официальное сообщение о том, что Кренгель Исай Матвеевич пал смертью храбрых в боях за Родину, и в нашу семью была передана его орденская книжка, свидетельствующая о том, что он награжден орденом Красной Звезды за бои на озере Хасан.

После убытия отца на фронт все тяготы жизни в столь суровое военное время, как и во многих семьях, легли на хрупкие женские плечи. Мама уже прожила сложные периоды в своей жизни: с трехлетнего возраста воспитывалась в казанских детдомах, училась в ФЗО и работала на Зеленодольском судостроительном заводе, училась на рабфаке, т.е. её самостоятельная жизнь началась с самого раннего детства. И только с 1936 года в ее жизни наступило счастье: вышла замуж, родился сын, хорошее жилье сначала в г. Барабаш, а затем и в г. Благовещенске, хороший по тем временам заработок отца и поэтому нормальная материальная обеспеченность семьи.

Но с конца 1943 года, когда пришло сообщение о том, что мой отец без вести пропавший, маме пришлось устроиться на работу, чтобы как-то материально обеспечить нашу с ней жизнь. Она устроилась воспитательницей в детский сад, в который и меня стала водить. Так что с этого момента мы были неразлучны днем и ночью. В этот период и до самого отъезда из г. Благовещенска мама стала привлекать меня к хозяйственным работам. В нашей большой квартире во всех комнатах и на кухне было печное отопление и поэтому приходилось на весь холодный период заготавливать дрова и уголь. При жизни отца этой проблемой занимался он, а когда он уехал на фронт, все эти заботы легли на плечи моей мамы. Ей приходилось разгружать вагоны с углем, чтобы получить за это полагающуюся норму угля для личного пользования. Я очень хорошо помню, что для распилки дров мама всегда привлекала меня, шестилетнего мальчика, и я очень рано овладел этим ремеслом, перетягивая пилу двумя руками. Колкой дров занималась мама, а в укладке их в чулан привлекался и я, таская по два-три поленца.

Еще я очень четко помню, как моя мама привлекала меня к огородничеству. За домом, где мы жили, каждая семья имела небольшой земельный участок, который мы вместе с мамой вскапывали, сажали картошку, свеклу, капусту, морковь, лук, огурцы, помидоры и кукурузу. Выкапывали и сортировали картошку после копки и перетаскивали в огромное подполье, которое было на кухне. А для того, чтобы картофеля (второй хлеб) хватило до нового урожая, мама получила еще загородный участок, где сажала картофель, а осенью выкапывала и перевозила домой на транспорте, предоставляемом командованием Пехотного училища. Вот так мы вместе с мамой решали продовольственную программу.

Из далекого детства периода Великой Отечественной войны я помню в подробных деталях такой эпизод: маме в детском саду, где она работала, по какому-то случаю выдали без всякой продовольственной карточки небольшой стаканчик подсолнечного масла с таким душистым запахом и приятным вкусом. Мама нарезала репчатый лук и полила этим маслом. Мы с ней, макая кусочки нормированного хлеба, съели этот салат, как какое-то десертное блюдо.

Я отчетливо помню момент, когда по радио и уличным репродукторам раздался четко поставленный голос Левитана о Победе советского народа и окончании Великой Отечественной войны. Поскольку по временному поясу Дальний восток идет впереди всех, то мы это известие услышали, уже находясь в детском саду. Все воспитатели и нянечки прыгали и плакали от радости, обнимали друг друга. Мы - дети - ничего не понимали, и тогда нам разъяснили, что пришла Победа и что у многих детей скоро вернутся папы с фронта. Не понимаю, почему я подумал, что мой папа не вернется, и горько заплакал. В городе весь день гремела стрельба, салютующая о конце войны.

Радость победы сменилась озабоченностью моей мамы о том, что делать и как жить дальше.

В связи с тем, что некоторые родственники по отцовской линии жили в г. Казани, да и мама воспитывалась в казанском детском доме и до замужества работала в Казани, она принимает решение вернуться в г. Казань. Нудная процедура оформления разрешения о выезде из г. Благовещенска, и вот мы отправляемся в длительное и изнурительное путешествие по железной дороге из г. Благовещенска в г. Казань с пересадкой в г. Куйбышев.

Совершенно четко помню, что в каждом купе плацкартного вагона ехало столько народа, что здесь уместно привести пословицу «Как сельди в бочке». На ночной сон на каждой полке устраивалось по два человека, кушали на маленьком столике по очереди. Устройство на ночной сон было каким-то ритуалом: в проходе между нижними полками устанавливались чемоданы, на которые стелили какие-нибудь вещи и укладывали спать кого-нибудь из детей. На каждой большой станции, где была более длительная остановка, из каждого вагона неслась толпа с чайниками и бидонами, чтобы набрать горячей и питьевой воды. И вот в такой обстановке через две недели мы приехали в г. Казань. На первое время нас приютила мать маминой подруги, с которой мама до замужества училась на рабфаке при КХТИ. Через некоторое время нам пришлось переселиться в дом в центре города, где жила приемная мать старшей маминой сестры, которая была взята на попечение по решению духовной общины. Этот дом располагался на том месте, где сейчас стоит гостиница «Татарстан». Из этого дома 1 сентября 1945 года я пошел в первый класс начальной школы № 60, располагавшейся на улице Островского. В 1955 году я с медалью окончил уже среднюю школу № 60, и с этого момента начались новые этапы моей жизни.

В этом же году я, как медалист, пройдя собеседование, был зачислен слушателем в Киевское высшее инженерное радиотехническое училище (КВИРТУ), которое успешно закончил с присвоением воинского звания «инженер-лейтенант» по специальности радиотехническая по автоматизированным системам управления. После окончания училища два года отслужил в Заполярье в городе Североморске в радиотехническом полку на должности начальника передающего центра и в спецгруппе при 10-ой  армии ПВО в должности офицера по автоматизированным системам. В марте 1961 года приказом Главкома войск ПВО страны был переведен на 10-ый Государственный научно-исследовательский полигон, расположенный в районе озера Балхаш, на котором прослужил до сентября 1971 гола. На полигоне служил на главном вычислительном центре старшим инженером-испытателем, возглавляя профессиональную группу при натурных испытаниях систем противоракетной и противокосмической обороны.

В начале сентября 1971 года по состоянию здоровья был уволен в отставку и переехал в город Казань. В конце сентября принят на работу на Казанский завод ЭВМ в СКБ, где и проработал более 20 лет на различных должностях. 

Кренгель Г.И.

 

Прикреплённые изображения: