КУКМОРСКАЯ ШКОЛА №2 В ВОЕННЫЕ ГОДЫ

Много интересного и ценного материала о школе довоенного  и военного периодов содержится в письмах выпускников того времени.

Читая их, ощущаешь атмосферу тех лет, мысленно приближаешься и соприкасаешься  с тем, что было дорого и значимо живущим в далекие 30-е и 40-е годы. Письма стали  уникальным источником, с   помощью которого  создавалась история школы. Именно поэтому составители книги о школе    поместили часть из них в неизменном виде. 

Перед самой войной в 1939-1941 годах директором  школы  работал Юлиан Скоблин. Современники отмечают, что он  отлично знал   преподаваемый материал, умел ярко, с изюминкой дать каждый очередной урок. Это восхищало учащихся, большинство из них в буквальном смысле были влюблены в него. Отмечали его большой кругозор, прочные знания, человеческое отношение к ученикам, умение их понять. Он смог привить любовь к Маяковскому почти всем десятиклассникам. А как он читал его произведения! К «пятому» выпуску школы Юрий Васильевич привязан был особенно. Ведь он – «огненный выпуск  1941-го»,  половина  выпускников  которого после окончания школы  ушла на фронт. Именно с   «пятым»  выпуском встречался Юлиан Васильевич в Кукморе через 35 и 40 лет. 

В музее лицея бережно хранится  письмо Юлиана Васильевича от 16  сентября 1981 года, в котором он подробно рассказывает о себе и о времени, в котором жил. Данный архивный материал о судьбе человека, оставившего яркий след в  жизни. Письмо заслуживает нашего внимания еще и потому, что в судьбе нашего героя  отражается  история нашей страны. 

Из письма  узнаем о том, что в 1932 году он окончил отделение литературной критики этнографического факультета Московского государственного университета. Будучи студентом, проявлял активность в общественных делах: участвовал в организации призыва рабочих-ударников в литературу, руководил литературным кружком на 1-ой образцовой типографии, по мобилизации московского комитета комсомола проводил коллективизацию в селах Чернского района Московской области. В 1933 году Юлиан Васильевич возвращается в Казань. Его приглашают на работу в обком комсомола, где он заведовал курсами секретарей комсомольских организаций совхозов, позднее некоторое время замещал заведующего отделом пропаганды обкома ВЛКСМ.  Осенью 1934 года по рекомендации обкома комсомола поступил в Казанский институт марксизма-ленинизма. Одновременно с учебой работал преподавателем и заместителем директора вечернего рабфака при химико-технологическом институте. Курс в институте марксизма-ленинизма не завершил. В 1936 году был отчислен со второго курса  как  «неблагонадежный», поскольку в его  брошюре «Комсомол Татарии в годы гражданской войны» обнаружили политическую ошибку троцкистского порядка – вместо «ленинско-сталинский» комсомол было написано «ленинский». За эту «ошибку» вскоре после отчисления из института он лишился работы, жилья  и был исключен из комсомола, а на  кусок хлеба  зарабатывал преподаванием русского языка в одной вечерней школе рабочей молодежи.  Вот что пишет  Юлиан Васильевич о своей дальнейшей судьбе: «Обстановка в стране становилась все более напряженной. Разгул сталинского беззакония буквально косил ни в чем не повинных людей. В обкоме комсомола, как и повсюду в партийных и комсомольских органах, многих пересажали, кого, как японского, кого как немецкого шпиона, или просто, как врага народа. И, естественно, опасаясь, что доберутся и до меня, «убрался» из Казани подальше: переехал в один из самых дальних районных центров Татарии – в поселок Кукмор, где определился преподавателем русского языка и литературы в сельской школе…   И в школе,  и в поселке рос мой авторитет, как хорошего преподавателя и активного общественника. В 1939 году я был принят кандидатом, а через год – членом партии. Стал директором средней  школы. Поступил экстерном в Казанский педагогический институт, имея цель заполучить диплом отличия и лучше подготовиться к сдаче экзаменов в аспирантуру Московского института философии и литературы, куда направил заявление о приеме и выслал письменную работу «Белинский о Пушкине». На руках я уже имел бумажку с приглашением на экзамены и с отличием уже оканчивал педагогический институт. Но все пошло прахом, когда разразилась Отечественная война. Мобилизовали на пятый день войны. Мог бы получить отсрочку, как тяжело больной туберкулезом легких. Но об этом нигде не заикнулся… Воевал под Москвой, был редактором стрелковой газеты, учился на курсах усовершенствования офицерского состава, стал начальником полковой разведки. Прошел с боями Украину,  Молдавию,  через Румынию дошел до Карпат. Осенью 1944 года меня назначили представителем Советского командования в одну из румынских дивизий, с которой, перевалив через Карпаты, освобождал Венгрию, Чехословакию. Весной 1945 года у меня обострился туберкулез легких, и День Победы застал меня в госпитале. По излечении, осенью 45-ого, меня демобилизовали, и к зиме того же года, я был уже дома, в Вольске, где проживала моя жена Назия Шакировна с сыном, вызванная мной из Кукмора еще в 1941 году по настойчивому совету начальства авиашколы, намеревавшего закрепить меня за своей школой на всю войну. Кстати замечу, что Вольск с его полувоенным аэродромом на всю жизнь связал моего сына Рафаэля с военной авиацией. После семи классов он поступил в спецшколу ВВС, потом окончил летное училище, затем – академию военно-воздушных сил, наконец - академию Генерального штаба. Сейчас он генерал – майор авиации, начальник штаба крупного соединения межконтинентальных ракетоносцев, зафиксированных в договоре ОСВ-2 как бомбардировщики ТУ-94». 

После войны   Юлиан  Васильевич свою судьбу связал с журналистикой и драматургией.  Работал в редакции газет и писал пьесы. В 1958 году в Курганском областном драматическом театре была поставлена его пьеса «Пути-дороги», которую, после издания в Москве, ставили  и в  других театрах страны. В 1974 году была поставлена другая  пьеса «На берегах Тобола».  В театральном сезоне 1980-1981 гг.  -  третья пьеса  «За уральскою грядой»… 

Письмо заканчивается примечанием: «…из родных живы: жена (вторая) Валентина Жук, в прошлом партийный работник, ныне персональная пенсионерка (первая жена Назия Скоблина, бывшая учительница математики Кукморских школ №1 и №2, умерла в 1960 году), сын Рафаэль в прошлом ученик Кукморской средней школы №2 (окончил 4 класса),  ныне генерал-майор авиации, приемный сын Сергей, бригадир наладчиков станков с программным управлением. Оба сына – коммунисты. 16 сент.1981».

Гульфия ГАБИДУЛЛИНА, заместитель директора многопрофильного лицея