КУКМОРСКАЯ ШКОЛА №2 В ВОЕННЫЕ ГОДЫ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

Не меньший интерес представляют письма  выпускников школы, обучавшихся в военные годы.

Из письма выпускницы 1945 года Г. Нелюбиной стало известно, что «с началом войны дети вернулись в старую, тесную школу, поскольку новая – стала госпиталем. В классах сидели в верхней одежде; занимались в три смены, при керосиновой лампе; писали на газетах, между строк старых тетрадей и книг. В каникулы и до поздней осени помогали колхозникам близлежащих деревень, а вечерами и в выходные дни выступали с концертами самодеятельности перед ранеными. И все это под руководством своих учителей и пионервожатых. Учителей в школе часто не хватало; они нередко менялись».

Отрывок  из письма Виктора Кормильцева, выпускника 1939 года: «Первый выпуск десятиклассников наша школа произвела в 1937 году. Я был в ее третьем выпуске (в 1939, за два года до Отечественной войны). Вы, сегодняшние семиклассники, будете в 54-м выпуске Кукморской школы №2. Нас тогда было всего 15. Где мы учились? В каких зданиях? Первые 4 года – в здании, которое стояло на том месте, где сейчас райком партии – нынешнее здание школы было готово принять учащихся как раз в первую Военную осень (в 1941 г.), но случилось так, что первыми новоселами оказалась не шумная ватага ребят, а раненные солдаты: в школе разместился военный госпиталь. И первых школьников это нынешнее здание приняло лишь  1 сентября 1943 года. В 5 и 6 классах я учился в здании теперешней школы №1, в 7-9 классах - в здании, которое располагалось там, где сейчас почта. Это были одноэтажные деревянные помещения, нечто вроде длинных бараков. А 10-й класс я заканчивал там, где сегодня кабинет директора швейной фабрики. Вот так мы и кочевали по Кукмору. Многих, если не всех, из моих учителей сегодня нет в живых. Однако, многих из них я и сегодня вспоминаю с чувством великой благодарности за все то, что дали они мне».

В письме Капитолины Юдиной (Костроминой), выпускницы 1945 года, мы читаем: «В этой школе я училась все 10 лет, с 1935 по 1945 год. Правда, в этом здании мы начали учиться с 8 класса с 1942-43 учебного года. В 1941 году, когда началась война, я закончила 6 классов. Четко помню утро и день 22 июня. Дома было радио, и о начале войны услышали в середине дня. На улицы выбежали все, кто мог, и закричали «Война, Война…». С этого дня и все 4 года слышали голос диктора Левитана. Выступление Сталина с обращением ко всему советскому народу и голос его до сих пор в голове.

1 августа всех учащихся с 6 по 9 классы собрали в школьном дворе и объявили, что мы должны ехать в колхозы на работу. Работали с восхода и до захода солнца, жали хлеб серпами, косили траву, убирали картошку. Так мы стали с 22 июня взрослыми детьми. Так было все 4 года. Только летом 1944-го стало легче, и мы начали учиться с 1 сентября.

В 8 и 9 классах было много эвакуированных ребят, но мы все были дружны и помогали им, как могли. 

 

К весне 1945 года, то есть в 10 классе, нас осталось только 5 человек (эвакуированные все уехали). Это Галя Нелюбина, Елизавета Попонина, Александр Глухов, Августа Васильева (сейчас Попонина, живет в Кукморе) и я. Мы были первыми выпускниками учебы военных лет  и первыми получившими аттестат зрелости (с 1945 года ввели аттестат зрелости).

Выпускные экзамены сдавали не в своей школе, а в Арске, так как  нас было мало и еще не хватало учителей. Но все экзамены сдали на «отлично».

Все четыре года: каждый день учебы кроме уроков, был насыщен большими событиями и информацией о Войне; радостной, когда слышали об освобождении городов и сел; и салюты, печальной, несшей много горя и слез. Трудно передать словами это чувство, но в душе была такая гордость за нашу страну и армию, что нам казалось, что своей отличной учебой и работой в колхозах мы приближаем победу.

И еще одно событие, которое, думаю, было знаменательно не только для меня, но и для нашей школы. Еще шла война, декабрь 1944 года, 10 класс. И вдруг объявили, что будут проведены районные лыжные соревнования между школами. Я, как и все дети, очень любила кататься на коньках и лыжах и поэтому смело пошла выступать за школу. Соревнования проходили в Кукморе, за рынком, около горы. Был сильный мороз, ветер, снег. От нашей школы было 4 человека. И мы заняли 1 место. Затем мы стали готовиться к межрайонным соревнованиям и 10 января 1945 года уехали в Казань. Теперь в команде было 6 человек. На фотографии под №117 Камалеева Н., была из школы, из Б. Кукмора; Родыгин Аркадий из другой школы района. Я под №118. Эта фотография снята в Казани после соревнований, где мы заняли снова 1 место. Теперь не выпускали нас домой, мы начали готовиться к всесоюзным лыжным соревнованиям в Москве. Жили мы в гостинице на улице Баумана Казани. Каждый день ходили с прикрепленным тренером по 10 км. на лыжах. В конце февраля поехали в Москву, там тренировались в парке «Сокольники» и 5-7 марта на всесоюзных соревнованиях заняли 7 место, то есть были в числе первой десятки. В Казани и в Москве нас водили в театры, цирк. В Москве ходили в Большой театр, смотрели салюты на Красной площади в честь освобождения городов. Война  шла к концу. Это было такое чувство радости тогда, что конец войне. И еще сильнее ощущаешь сейчас, что мне посчастливилось увидеть настоящий салют на Красной площади в честь приближающейся победы.

Об этом событии я пишу подробно потому, что такое может быть только в нашей стране, что, несмотря на тяжелое время, в стране работали театры, где было возможно, и думали о развитии спорта. Чувство гордости за свою Родину, страну в нас воспитала школа, ее прекрасные учителя. Это очень долго рассказывать. Спорт сопровождал меня всю жизнь.

В 1947 году я участвовала в первом всесоюзном параде физкультурников в Москве, где мне посчастливилось увидеть все правительство – Сталина, Ворошилова, Буденного, Молотова и др.»

(Продолжение следует)

Гульфия ГАБИДУЛЛИНА,  заместитель директора многопрофильного