ЛОСЕВ ВИКТОР ПАВЛОВИЧ

Лосев В.П.

22.06.1941 г. Около 1-11 часов по улице Нариманова прошла Казанская пехотная дивизия в полном снаряжении на железнодорожный вокзал в сопровождении духового оркестра.

С началом войны в школе № 90, на улице Тукаевской был организован госпиталь для раненых. За время войны нас трижды переводили в разные школы. Последняя школа располагалась в районе городской больницы № 5.  Я в ней окончил 7 классов в конце войны в 1945 году. Из этой школы нас частенько посылали разгружать баржи от бревен (2-х метровой длины) на Бакалду, где сейчас располагается речной порт.

Моя семья проживала на улице Поперечно-Тукаевской, дом № 15, около кинотеатра «Чаткы». Было 2 строения и проживало 6 семей.

К концу 1941 года появилась семья из Ленинграда.  Их было 3 человека -  мать, дочь и сын Николай моего возраста (вороватый). У соседей в квартире была русская печь, в которой Николай любил спать, после уборки гор углей. Мы быстро сдружились и проводили много времени вместе.

Отца моего в конце 1940 года призвали в военкомат. Он пропадал там день и ночь. Мать работала на комбинате им. Вахитова. С началом войны она тоже там пропадала. Я жил с бабушкой (по матери).

Маму в сентябре-октябре 1941 года мобилизовали  и отправили рыть заграждения, окопы. Вернулась она оттуда в январе 1942 года после получения травмы.

Вскоре отца забрали в армию и отправили на учебу в город Сергач. После учебы отправили на фронт. Вернулся он с фронта в августе 1945 года. Он награжден орденом «Красной Звезды», двумя медалями «За отвагу» и массой медалей за взятие городов.

Пока родители были заняты своими заботами,  я был полностью самостоятельным и делал, что хотел. Рядом с нашим двором находился двор, в котором проживала семья Галанцевых.  Их старший сын Александр, средний сын и младший сын Лева, а также сестры  потом работали у нас на заводе.

Родители были очень добрыми. Видя, что я целые дни проводил у них во дворе, частенько меня подкармливали. Во дворе находилась какая-то база. Был большой склад всякого товара. Были автомобили, лошадиные повозки. Это нас- пацанов все очень интересовало. Наш дом стоял вплотную к строению базы, крыши стыковались. Мы быстро нашли способ попадать внутрь базы.  Несколько раз лазили туда и выносили мыло. Затем его везли на Колхозный рынок и там продавали.Но однажды, когда мы были уже на складе, склад открылся и туда зашел кладовщик. Мы еле успели спрятаться внутри. Все кончилось благополучно. После этого мы перестали туда лазить.

Но на этом наши приключения не кончились. Наша компания из 5-6 человек все время крутилась в этом дворе, среди автомобилей и повозок. В один прекрасный момент,  кто-то из старших ребят «слямзил» с машины одну пару валенок, быстро продал их,  и было предложено собраться на берегу озера Кабан. Купили бутылку водки и какую-то закуску. Выпили. Так я где около 12 лет попробовал водку.

Во время войны на озере Кабан проходили бои между русской и татарской стороной на коньках и без них. Мы со своей стороны тоже участвовали, правда - не часто. Один раз мне досталось по голове  доской.

В феврале 1944 года умерла бабуля от воспаления легких. Я дома целыми днями оставался один. И потянуло меня к рыночной экономике.  Кушать было нечего. Я занялся пошивом тапочек. Дома была Зингеровская машина ножная. За железной дорогой, приблизительно,  где сейчас речной порт, была свалка. Туда с комбината «Спартак» вывозили отходы из тонкой кожи и кожи на подошвы. Верх я шил на машине с разными узорами и потом вручную пришивал подошву.  Торговля шла хорошо. Появились деньги для питания и покупки лыж. Научившись шить на машинке, сшил себе кепку из кусочков, затем сшил себе из старья всякую одежду.

Расскажу про один случай. Мама, уходя на работу, попросила меня прийти на завод в столовую и взять там ее обед на вечер. Я заигрался, забегался и не сходил за обедом. Вечером, когда мама пришла, спросила, где обед. Я оставил ее без обеда голодной. Я запомнил это на всю жизнь.

Маме выделили участок земли. Участок находился за ТЭЦ-1, еще 5-7 км. Мы сажали там картошку, ходили туда пешком. А во дворе дома я стал сажать помидоры, кустов 15. Получились хорошие, сам я есть их тогда не мог, меня почему-то тошнило.

Два или три года маму посылали от завода в помощь колхозникам в деревню ИЯ, Арского района. Я ездил вместе с ней. Сначала занимались прополкой картошки и зерновых. Участки были длинные. Опыта нет. Уставали быстро.

Когда созревали хлеба, посылали на их уборку. Я работал обычно на последней стадии получения зерна - выход соломы, скидки ее на подборку. Работа очень пыльная и тяжелая. Зарабатывали трудодни и я в том числе. Давали на них крохи, которые мы не могли вывезти.

После окончания  7 класса в 1945 году нас, несколько человек, перевели учиться в школу № 2 на Булаке.  В августе 1945 года с фронта вернулся отец. Он меня спросил,  чем я хочу заниматься.  Я сказал, что хочу учиться на шофера. Он помахал мне пальчиком у головы и сказал:- «Пойдешь учиться в школу №2 и окончишь 10 классов».

В школе № 2 мои знания оказались слабыми, особенно по математике, физике и химии. Я попросил классного руководителя мне помочь. Постепенно стали повышаться оценки по всем предметам. Год завершил на 4 и 5 по указанным выше предметам. В конце года преподаватель по математике (Гусарова Галина Юлиановна) укомплектовала бригаду  и занялась успешной подготовкой нас по решению различных задач. В 9 и 10 классах мы могли уже решать задачи разной трудности. В 10 классе участвовали в городской олимпиаде. Заняли 2 вторых места и 2 третьих места.

У Галины Юлиановны были хорошие связи с физико-математическим факультетом КГУ.  Школа наша еще до нас направляла туда несколько выпускников. Факультет готовил хороших специалистов по физике, математике, механике и пр. 9 класс стал для нас знаменательным тем, что у нас организовались группы из 4 человек – 2 Славы и 2 Виктора, которые стали дружить многие годы, вплоть до сегодняшнего дня.

В 1947 году школа стала приглашать на вечера девочек из 11 школы, которая находилась недалеко. На этих вечерах я и Слава Заботин познакомились с двумя подружками, Диной и Леной, сидевшими за одной партой. Через пару месяцев образовались 2 пары:- Я - Лена, Заботин - Дина. Другие 2 пары образовались позднее, ближе к окончанию университета.  Выборнов – Мягкова, Саркин-Щербакова. С 1947 года по сей день,  мы дружим семьями.  В молодые годы мы собирались дома у Лены (напротив школы № 2) - на праздники и так. Родители у Лены были просто потрясающие.

Когда обзавелись семьями, стали собираться друг у друга, но чаще собирались у Заботиных. К сожалению, последние 2 года начались утраты. В апреле 2011 года умер Слава Саркин, в октябре 2012 года умер Слава Заботин.

В 1948 году все четверо поступили учиться в КГУ. Трое – Заботин, Выборнов, Лосев – на физмат, а Саркин – на истфак. Учились нормально.В 1951 году вышло Постановление  ЦК КПСС по подготовке специалистов, строительству заводов по выпуску вычислительных машин.  В мае 1951 года на физмат КГУ прибыл товарищ с Московского энергетического института. Дали согласие на перевод в МЭИ около 15 человек, окончивших 2 и 3 курс КГУ. В конце августа поступил вызов прибыть в МЭИ до 30.08.1951 года. Прибыли мы в Москву в указанное время. Нас поселили в общежитие.  Началась новая жизнь в Москве. Новые предметы, дополнительная сдача тех, которые не проходили в КГУ. Посещение театров, музеев и др. Стипендию платили 450-600 рублей. Жить было можно. Была тоска по дому, по моей подруге Лене. За  8 лет  мы с ней очень привыкли друг к другу. Подошло время писать выпускную работу. Меня определили в Академический институт, где была разработана первая в СССР вычислительная машина под руководством  академика Лебедева. Он читал нам лекции в МЭИ. Работу я защитил на хорошо.

Во время учебы в Москве я два раза в году (в феврале и летом) приезжал в Казань. В очередной приезд в феврале 1954 года я сделал предложение Лене, и мы пошли в ЗАГС. Нам предложили прийти 7 февраля 1954 года.  Я же в это время должен был быть в Москве. Мне напомнили об этом при выдаче диплома. Свадьбу провели летом 1954 года. Диплом об окончании МЭИ я получил  5 марта 1955 года. Лена окончила КГМУ в 1954 году. Ее послали работать в участковую больницу около Чистополя.

После окончания МЭИ меня послали на работу в г. Пензу на завод САМ. На заводе меня направили в цех сборки и наладки  первой серийной ЭВМ «Урал-1». В этом цехе я проработал на наладке первых машин «Урал». Через несколько месяцев, на завод приехали 2 заместителя главного конструктора «Урал-1». Одному из них поручили разработку машины для КГБ. Работы была очень закрытой. Меня перевели из цеха в этот отдел.

В середине лета 1955 года я узнал, что в Казани организована дирекция завода математических машин. Я переговорил с Минеевым К.В. , он дал согласие на перевод меня на завод. Через несколько месяцев, завод и я получили письма о моем переводе из Пензы  в Казань. Так мы снова оказались в Казани в  ноябре 1956 года.

1956 – 1958 – конструктор,

1959 – 1964 – Начальник отдела наладки,

1964 – 1980 – главный инженер, начальник СКБ,

1980 – 1987 – зам директора завода по кадрам,

1987 – 1993 – начальник отдела 3.

В 1993 году  - уволился  по сокращению штатов на пенсию.

У нас на заводе сложилась семейная династия.На заводе работали сын и невестка после окончания в 1977 году КГУ, программистами. Брат после окончания 8 классов работал в сборочно-наладочном цехе № 7, после окончания КГУ работал в отделе наладки. Жена брата работала в СКБ, а в последние годы – в отделе кадров завода.

 

Особо хочу остановиться на роли спорта в моей жизни.

Когда в 1945 году перешел учиться в школу № 2, я познакомился в классе с 2-мя ребятами. Один занимался гимнастикой, имел прекрасную мускулатуру тела. Второй играл в волейбол, баскетбол, занимался легкой атлетикой. Я посмотрел на себя в зеркало и ужаснулся. Стал делать утреннюю гимнастику, отжиматься и прочее. Во дворе дома натянул веревку и в прыжке забивал мяч. Сделал кольцо для баскетбольного мяча и постоянно бросал в кольцо мяч. Начал обтираться холодной водой.

К поступлению в университет дело сдвинулось. В КГУ я начал заниматься в 2-х секциях – волейбольной и гимнастики. В спортзале была штанга. Я с Заботиным постоянно с ней занимался. Стали появляться кое-где мышцы. Года через полтора стал прилично играть в волейбол. Стали брать играть за университет.

После отъезда в Москву в МЭИ продолжал заниматься гимнастикой и волейболом. Кроме этих видов стал заниматься греблей на байдарке и зимой и летом. Зимой в специально оборудованных местах на обводном канале. Но так как я летом  и в феврале уезжал в Казань, пришлось бросить этот вид спорта. В Пензе я играл за завод САМ и один раз успел съездить за область.

После приезда в Казань в конце 1956 года наступила тишина. Играли, где получится. В Ленинском саде, в парке Горького, в посадке около Ветеринарной академии. В начале 60 годов стали собираться в спортзале Пединститута. В дальнейшем эти игры переросли в игры ветеранов труда и спорта, благодаря зав. кафедрой спорта – десятиборца Володи Колчина и зав. отдела строительства горкома КПСС  Ю. Акимова. Данные соревнования проводятся до сих пор.

В 1980 году (50 лет) я перестал ходить на волейбол. Снизился прыжок в высоту.  Стал ходить на Казанку. Сначала просто ходил по утрам до работы. Затем стал бегать по 3-5-8 километров и до холодов купаться. Познакомился с людьми, которые купались зимой. Попробовал, очень понравилось. После выхода из воды ощущал необыкновенную легкость. Купался зимой до 75 лет. Бегать стало тяжело, а без бега тело мало согревалось и не хотелось лезть в воду. С этих пор я стал ходить пешком  вдоль Казанки по 5-8 км ежедневно.

Пошел 83 год. С Леной живем совместно официально 59 лет, плюс 7 лет в школе, институте, то есть 66 лет. Всем желаю прожить такую счастливую жизнь. Благодарю обоих родителей (Моих и Лены) и нашу четверку (2-х Слав и 2-х Викторов) с женами.

 

Лосев 

Прикреплённые изображения: