МОНАХОВА АЛЛА ПАВЛОВНА

Говори шепотом

Родилась я в 1939 году в небольшом сибирском городке Мариинске Новосибирской области. Мои родители работали в «Сиблаге» – сибирские лагеря, в которых отбывали сроки заключенные, в основном по статье 58 уголовного кодекса «За измену Родине», «враги народа». В 1942 году отец ушел на фронт. Почему-то было принято говорить, что ушел на фронт, а не на войну.

В 1943 году папа вернулся домой без ноги, да так, что не один протез ему не подходил. Так и ходил на костылях в свои 33 года. Конечно, имел боевые награды – ордена и медали. Мужчины в городке во время войны, да, наверно, как и везде в тылу, были, как говорят, на вес золота. Папа пошел работать старшим бухгалтером на пищевой комбинат. Вскоре его назначили директором комбината.

Я помню, как во время войны, крестьяне из окрестных деревень привозили в наш городок на лошадях продукты. Это были мука, картошка, мед, орехи. Они меняли их у городских жителей на одежду, обувь, мыло и пр. Мимо нашего городка проходили эшелоны с пленными. В поездах «Москва – Владивосток» ехали эвакуированные. В нашей семье тоже жила женщина из Прибалтики.

Работая в «Сиблаге» мама рассказывала, как заключенные просили, принести очистки, если дома готовили картошку. Хотя война шла далеко от Сибири, жить в то время там было страшно. Из лагеря было много побегов. Заключенные были голодные, озлобленные, могли за кусок хлеба убить. Я помню, иногда заходишь в дом, а за дверью прячется сбежавший, он правда сразу убегал. Но с того времени и до сих пор у меня остался страх темноты. С тех пор я всегда сплю с ночной лампой.

Я не помню, чтобы наша семья, как и многие другие семьи в нашем городке очень голодала. Был хлеб, который получали по карточкам, была картошка, и еще были мед и кедровые орехи. Кедровых орехов было очень много. Я в детстве их так наелась, что до сих пор больше не хочу.

Город наш был маленький. Не было ни автобусов, ни трамваев, ни автомобилей. И хотя отец работал директором, он имел только гужевой транспорт. Зимой конюх Ваня (китаец, отсидел за контрабанду) возил папу на лошади, запряженной в сани, а летом на бричке. В детстве я так любила лошадей, мечтала, что когда вырасту, буду работать конюхом, но, увы… Тротуары в нашем городке были деревянными. Что такое асфальт никто и не знал. Водопровода и колонок не было. Была водокачка, и водовоз развозил воду в очень большой бочке по домам на лошади. Воду продавали ведрами. Так жили до войны, во время войны и после войны. Все были равны.

В 1946 году пошла в первый класс. В школе отопление было – печка. Все как муравьи жались поближе к печке, чтобы согреться. Все ходили в валенках, у нас в Сибири их называли пимами. Ходили в школу даже при морозе 40 градусов, занятия никогда не отменяли. Не знали, что такое горячие завтраки. Ели каждый, что из дома приносил. В основном это был кусочек хлеба. И в школе и дома занимались в основном при керосиновой лампе, так как были перебои с электроэнергией. Единственно доступной информацией было радио. Бабушка с утра до вечера слушала его, а потом шепотом мне все рассказывала. Вслух боялась. Из того, что она мне рассказывала я мало что понимала. Но бабушка всегда мне напоминала: «Говори шепотом». Такие были времена. 

В 1951 году мои родители развелись, и мы с мамой, бабушкой и сестрой уехали к родственникам в г. Энгельс. В Москве была пересадка. Я до сих пор помню, как  я впервые увидела асфальт, а мы шли в валенках.

Училась я в школе на одни пятерки. Почетными грамотами  до сих пор горжусь перед моими детьми и внуками. Им, конечно, это приятно, да они и сами всегда хорошо учились, правда, без грамот. В 1953 году я окончила 7 классов. Из школы меня не хотели отпускать, но материальное положение нашей семьи заставляло меня поступить в техникум на отделение «Машиностроение». Меня приняли без экзаменов, сразу дали, повышенную стипендию. Потом у меня появились четверки, но главное было получать стипендию и отдавать ее маме. С нами на курсе много училось ребят после армии. Они ходили в армейской или морской форме, так как другой одежды у них не было. Форма придавала им солидность и вызывала у нас уважение.

Запомнились из того времени самые вкусные горячие пирожки из буфета с повидлом и ливером. Вроде и стоили они не дорого, 4 копейки, но купить их можно было, только протянув деньги через головы студентов. На все летние каникулы устраивались на работу учениками на завод им.Урицкого, выпускавший троллейбусы. А завод нас отправлял в колхоз вместо рабочих. Платили нам ученические, буквально гроши и плюс, сколько трудодней заработаешь в колхозе. Мне как-то везло, работала на полевой кухне, поэтому всегда была сыта, в тепле и общение со всеми, кого кормишь, и жить было хорошо и весело. Правда вставать надо было раньше всех, с восходом солнца и ложиться после его заката. По вечерам ребята ловили сусликов и жарили их костре как шашлык. Было очень вкусно. Вот такая была наша жизнь после войны.

В 1957 году я окончила техникум. Выпускного вечера у нас не было. У большинства не было денег, чтобы купить новый наряд на выпускной. Мы просто пошли на танцы. В то время слово алкоголь нам было не известно. Жилищные условия и удобства примерно у всех были одинаковые: с домиком во дворе с дыркой в полу посередине и городская общественная баня. Но у всех было огромное желание учиться, и учиться хорошо, чтобы получать стипендию, окончить техникум и идти работать, зарабатывать деньги и помогать семье.

Назначение на работу я получила на Саратовский военный завод. Работала контролером в цехе, жила четыре года в общежитии, в котором «удобства» были такие же, как и дома. Но зато жили дружно, нас в комнате было четверо. В те годы мы и не думали, что можно жить по-другому. Нам было хорошо вместе. По вечерам пели песни на стихи Есенина, ходили на танцы. Завтрака у нас не было. Обед в заводской столовой и на вечер отварная картошка с тушенкой, тогда она дешевая была. На десерт, на все случаи жизни, «Саратовский калач» или бублик за 5 копеек.

Там же в общежитии в 1958 году я познакомилась со своим будущим мужем Юрием Петровичем Монаховым. Позже он сказал мне, что сразу обратил на меня внимание, а я нет. Прошло более полувека с той поры, а я вот пишу, вспоминаю и как-будто снова проживаю всю свою жизнь. Дело до поцелуев дошло, правда не сразу, и любовь вспыхнула не вдруг, а по сознанию, по уму. Наверное, поэтому мы и прожили вместе 52 года, отметили «золотую свадьбу. Потом мужа не стало… А поженились мы с ним в 1960 году. Муж служил в армии недалеко от  Саратова, и часто приходил в увольнение. В день регистрации он взял увольнение на три дня, и прямо в солдатской форме, я, правда, сшила скромное новое платье, расписались, без цветов, без колец, без свидетелей. В общежитии тихо отметили наше бракосочетание, потанцевали и все. Когда любишь человека настолько, что готова жизнь за него отдать, тогда не нужны никакие атрибуты. Я благодарна судьбе, Богу, что мне выпало такое счастье – любить и любимой быть, и пронести это чувство вместе с любимым человеком через всю жизнь.

После окончания службы, в 1961 году мы переехали в Казань к родителям  мужа. В этом же году мы с мужем пришли на завод. Его взяли техником в БТИ, а меня мастером в ц.6 в три смены. Мастер из меня не получился. Но начальник цеха, отметив мою серьезность, ответственность и порядочность договорился, чтобы меня взяли в ц.20 контролером, на сельсины. Отработав там 8 лет, в 1969 году я перешла в отдел главного технолога под руководство Николая Владимировича Гусева, где и проработала вплоть до заслуженного отдыха.

Сегодня у меня большая дружная семья. Садимся за стол 9 человек. Что еще нужно для счастья в моем возрасте? Только здоровье. У меня много родных, друзей, знакомых. Кто-то старше, кто-то моложе, но мы «дети войны» прошли такую жизненную закалку, что в нас не смогли сломить нашу волю и любовь к жизни ни война, ни нужда, ни болезни, никакие другие невзгоды. Мы все по жизни оптимисты, и надеемся, что все у нас у всех будет хорошо.

Любите, уважайте и берегите друг друга.

А.П.Монахова 

Монахова Алла Павловна начала работать на заводе "Электроприбор" в 1961 году контролером контрольно-сдаточного цеха. В 1969 году перешла в отдел главного технолога и до ухода на пенсию в 1996 году работала инженером-технологом. Долгие годы была председателем профбюро отдела. Ветеран завода, Почетный донор России, член заводского Совета ветеранов. Стаж работы на заводе 35 лет, общий – 40 лет.

 

 

 

Прикреплённые изображения: