НИЗАМУТДИНОВ РАФАИЛЬ ГИЛЬМЕТДИНОВИЧ

Победа ковалась в тылу

 

            Родился 20 февраля 1926 года в г. Троицке Челябинской области.

Война в далеком, тыловом городке Троицке, что под Челябинском, присутствовала молчаливо, словно эпидемия. Опустошала дворы: все мужчины от восемнадцатилетних ребят до отцов семейства уходили на фронт. В каждом доме поселилась тревога и гнетущее ожидание: ждали либо писем, либо похоронок. В начале войны и всю войну отец,  Низамутдинов Галим Гилязетдинович, работал мастером на механическом станкозаводе. Из родственников участвовали в боевых действиях двоюродные братья - Мукминов Рашид и Ахметзянов Фидаиль. Оба погибли, Фидаиль в Польше.

            Войну я ощутил в августе 1941 г., в пионерлагере (город Троицк Челябинской области, пионерлагерь «Золотая Сопка»), где был председателем l-го отряда. У нас был очень талантливый музыкальный руководитель. Он организовал концертную бригаду и мы выступали в военных госпиталях перед ранеными воинами. В сентябре работали на уборке урожая. В тот год был отличный урожай. Выезжали на сельхозработы в колхозы. Занятия в школе были не систематические. Всех мужчин-учителей призвали в армию на фронт. Женщины ходили в слезах, огромное горе охватило всех.

    К концу 1941 г. в школе учиться стало невозможно - не стало учителей. Подростки бродили по городу, проклиная свое малолетство. Ближе к зиме по городу  поползли радостные слухи: «Завод сюда переводят». И действительно, вскоре начали привозить оборудование. Я с другом решил пойти работать на завод. Но нам ещё не было шестнадцати лет. Пришлось ждать до 20 февраля. В феврале 1942 г., получив паспорт, начал работать в городе Троицке на Южном Урале на эвакуированном из Москвы авиационном заводе. Работали и в помещениях, и под открытым небом строили новые заводские корпуса. Выбирать профессию не приходилось, у мужчин нашей семьи была трудовая традиция - электромеханика. Труженикам тыла в военную пору пришлось преодолеть огромные лишения.

            Жизнь круто изменилась. Сейчас ясно помню только одно: работа, работа, работа. На неё было нацелено всё, потому что она была нацелена на победу. Комсомольские собрания проводились только тогда, когда появлялись такие проблемы в работе, которые можно было решить лишь сообща. На каждом собрании непременно ставился, помимо всех прочих, вопрос: какие инициативы появились в последнее время? Инициативы в работе превыше всего. Официальный рабочий день был 12 часов, но работали по 16 и более. Выходной - один день в месяц, отпусков за 4 военных года не было. Дважды в году, 1,2 мая и 7,8 ноября, завод не работал, рабочие цехов отдыхали. Мы, механики и электрики, по 2-3 суток, не уходя с завода, трудились на ремонте и обслуживании оборудования. Особенно тяжело приходилось женщинам: изнурительная работа на заводе и неизбежные домашние, семейные заботы. Вся наша трудовая жизнь проходила под лозунгом: ”Всё для фронта! Всё для Победы!” Героический, самоотверженный труд тружеников тыла ковал Победу на фронтах войны!

            Конечно, уставали. И, конечно, изо всех сил берегли друг друга. Были ведь еще совсем пацанами... Когда кто-то выматывался до того, что уже физически не мог работать, было только одно средство - помочь, выполнить его работу сообща. Так и поступали. За все годы войны не было случая, чтобы кто-то не выполнил план или какое-либо задание. Об этом и речи не заводили. А вот чтобы сделали быстрее, чем положено по нормам - такое случалось, и не раз. ...Вышел из строя один из двух генераторов электростанции завода. Неполадку можно было увидеть в две секунды через отверстие в корпусе, а вот чтобы добраться до нее - на это нужно по технологии двое суток. Но двое суток в военное время - слишком большая роскошь. И решили, в конце концов, сделать проще. Через это же отверстие, которое в диаметре было всего сантиметров 30-35, «препроводить» внутрь генератора такого электрика, который по комплекции окажется для этого подходящим. По всем «параметрам» подошел я - Рафаиль Низамутдинов. Два часа я провел точно в Сахаре - температура внутри генератора была не ниже 40-45 градусов. Но зато через два часа (а не через двое суток), генератор был пущен. Работа поглощала всех. Но мы были комсомольцами, поэтому старались жить не только работой. Если хорошенько вспомнить, много было всего. Но больше всего запомнились выездные концерты. А из этих концертов чаще всего вспоминается деталь: заплаканные, растроганные лица женщин.

            Об одном большом событии из жизни комсомольской организации одного из авиационных заводов Южного Урала хотелось бы вспомнить. У молодежи военных лет были две боевые задачи: защита Родины на фронтах Отечественной войны и самоотверженный труд в тылу во имя победы над врагом. В то же время мы проходили военное обучение, готовились к защите Родины. Комсомольцы завода проводили военно-патриотическую работу среди городского и сельского населения в форме лыжных походов, чтения докладов, выступления художественной самодеятельности.

Вспоминается звёздно-лыжный военизированный переход Троицк - Челябинск протяжённостью 140-150 км, посвящённый 26-й годовщине Советской Армии. Это было в феврале 1944 года. Задачи пробега: рапорт обкому ВЛКСМ завода и города, встречи и беседы с колхозниками и сельским населением в пути следования на привалах и ночевке. Девиз - «Наше дело правое - мы победим». Наш поход продолжался около трёх дней с двумя ночёвками. Не обошлось, конечно, без курьёзов. В одну из ночёвок мы, уставшие и голодные, устроились у одной бабушки. Консервы с горохом сунули в тёплую печь для разогрева, сами забрались на печь и ... уснули. Проснулись от «выстрела», извещавшего, что ужин под названием «горох с говядиной» безвозвратно утерян. Пришлось имеющуюся в запасе пшенную крупу поменять на картошку в мундире. Последний привал состоялся в деревне с поэтическим названием Синеглазово, где мы провели небольшую беседу с женщинами-колхозницами. Мужчины этой деревни воевали. Всю трудовую тяжесть военных лет несли на своих плечах женщины и подростки. 150 километров мы шли по притихшим, придавленным военным лихолетьем, деревням и поселкам. 150 километров народного горя. Но в каждом селении нам несказанно радовались, потому что это были посланцы будущей победы. Она ковалась в тылу. Переход мы завершили в намеченный срок. Все участники перехода были награждены памятными подарками.

            От военного лихолетья у меня осталось воспоминание о приятном событии в личной жизни. В 1944 году к нам в цех пришла на работу симпатичная девушка, дальнейшие события происходили как в песне: «Я встретил девушку полумесяцем бровь, На щечке родинка, а в глазах любовь. Ах эта девушка меня с ума свела, Разбила сердце мне, покой взяла». Уже 70 лет идем по жизни рука об руку с моей женой Диной Лутфулловной, мирно и дружно. Это время вошло в нашу жизнь, мы с женой - дети войны. Мы участвовали в приближении Победы. Многие годы трудились на заводе. Дина Лутфулловна работала бухгалтером, начальником планового отдела. Воспитали детей, внуков, растет правнучка.

            Окончил Челябинский институт механизации и электрификации сельского хозяйства. Общий трудовой стаж - 65 лет. Кандидат технических наук. В 1942-1951 гг. - мастер, начальник электроцеха (г. Троицк). С 1963 г. работал доцентом, заведующим кафедрой в Казанском СХИ. Труженик тыла. Заслуженный деятель науки РТ. Заслуженный энергетик РТ Награждён медалями. «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Ветеран Труда», «В память 1000- летия Казани».

Прикреплённые изображения: