ПОЗДНЯКОВА ЛИДИЯ МАКСИМОВНА

ПАМЯТЬ  О  ВОЙНЕ

Помню  июнь 41-го года.

Летний солнечный день, выходной.

Многие ехали « на природу»,

Мы же в школу пошли гурьбой.

Рыбок в «живом уголке» кормили.

Были горды, что их нам поручили.

Видим, подруги бегут в волнении:

«Мы только что слышали объявление.

Война началась! Домой поспешите,

Дело свое потом завершите».

Дома были лишь мама и брат.

Папу вызвали в военкомат.

Страха тогда не ощутили,

Были уверены, что победим.

Папу от фронта освободили,

Нам спокойнее было с ним.

Вскоре война себя проявила.

Фронт приближался, и страшно было.

Детей Ленинграда решили спасти,

Подальше от фронта нас увезти.

Уехали мы, но там стало опасно.

Домой всех вернули, мы были согласны.

А фронт в это время был с городом рядом,

Сомкнулась блокада над Ленинградом.

Сначала еды не хватало немного,

Звуки стрельбы и бомбежек слышны.

По радио часто: «Воздушная тревога!»

Мы узнавали ужас войны.

Зима пришла с морозом неслыханным.

А еда – хлеба граммов 125.

Падали всюду люди бездыханными:

Сил уже не было выживать.

И в феврале этой горькой годины

Умерли в нашей семье все мужчины:

Дедушка с братом в один из дней.

Папа немножечко попоздней.

Мы, женщины, за жизнь, держась упрямо,

Ту зиму страшную втроем перенесли.

Весной нас с бабушкой и мамой

«Дорогой жизни» вывезли, спасли.

Но смерть косить нас все ж не перестала,

В дороге нашей бабушки не стало.

Вдвоем мы до Казани добрались,

Привыкли, полюбили, прижились.

Прошло с тех пор уже немало лет,

Но вот забвенья дням тем страшным нет.

Так пусть же в памяти     война хранится,

Но только никогда не повторится.

 

Прикреплённые изображения: