СЛАДКИХ АЛЕВТИНА АНАТОЛЬЕВНА

Сладких Алевтина Анатольевна
родилась 11 мая 1937г.
Почетный ветеран завода ЭВМ
работала с 1961г. по 1992гг.
прошла путь от молодого специалиста до руководителя бригады наладчиков ЭВМ

Мне было 4 года, когда началась война. Я даже не помню отца, потому что он участвовал в Финской войне. В 1939 году в сентябре родился мой брат Юрий, в апреле 1942 года - сестра Лариса. Жили мы – мама, я, брат, а потом еще и сестра – в Воробьевском зерносовхозе. Мама работала бухгалтером. Нас часто бомбили (Лукинский район, Воронежская область). Мама летом нас прятала в узких щелях около дома. Бомбы летели, как в кино «Великая Отечественная». Вдруг кусок земли упал на меня, я решила, что меня убило. Около дома была посажена картошка, бомба попала на этот участок, образовалась большая воронка, из окон вылетели стекла.

Однажды зимой девочки (12-14 лет) взяли меня с собой и показали, как надо собирать замерзшую, оставшуюся от бомбежки картошку. Уже выпал снег, картошка была сверху, чистая, но когда я взяла ее в руки, кожура лопнула и посыпался крахмал (об этом я узнала позже). Видела пленных немцев. Очень жалкие, как отступающие в 1812 году французы. Мама рассказала, как однажды, придя на обед с работы, чтобы проведать нас, она увидела в квартире немца, голодного, злого. Он набросился на нее (ее рост 145 см), она закричала. Оказывается, он сбежал, его искали. На крик мамы наши солдаты прибежали и ее спасли, а дети (мы с братом) были на улице.

У нас все поизносилось, а купить было негде, да и не на что. Зимой мы с братом сидели дома, но иногда очень хотелось погулять, и мы босиком и в обносках бегали вокруг дома по снегу, когда мама была на работе. Удивительно, но не болели. Помню, как я себя ошпарила, опрокинув вскипевший и вынутый из русской печки чайник с рисунком, присела перед ним на колени, посмотрела рисунок с этой стороны, а потом потянула чайник на себя, чтобы увидеть рисунок на другой стороне. Мама всю ночь не спала, марлю окунала в марганцовку и покрывала ноги, было очень больно, как только марля согревалась, я плакала. На лошади меня везли в районную больницу, чтобы срезать волдыри. Я вцепилась в мамину руку, не отпускала ее и во время операции, а мама плакала в три ручья.

Папу с начала войны отправили на переподготовку. Он написал, что едет уже на фронт, и с ним можно встретиться на какой-то узловой станции. Не помню, как он тогда выглядел, потому что все заслонило впечатление о том, как мы с мамой (брата оставили соседке) на этой станции проползали под эшелонами, прыгали по тамбурам, где они были. Поезда могли двинуться в любой момент. Но мама не боялась, я же радовалась приключению.

День Победы помню, как большой праздник – все плакали, улыбались, обнимались и пели, стряпали что-то. Хлеба мы не видели всю войну, мама пекла из лебеды, отрубей, картофельных очисток что-то. Драники были праздничной едой.

В 1945 году я пошла в школу. Маме на работе для меня выдали галоши, в которых я проходила весь учебный год (носочки мама связала сама), поэтому зимой отморозила руки и ноги. Мне их растирали снегом. У меня была нагрузка - следить за братом и родившейся сестренкой. В своих письмах папа писал своей жене и матери, чтобы, когда будет трудно, они помогали друг другу.

Бабушка с дедушкой жили в Воронеже. Их эвакуировали в Казань. Пока искали им квартиру, они жили в Качаловском театре на сцене. У них было 5 детей. Мой папа был уже на фронте, дедушку взяли на фронт из Воронежа, а дядя Валентин, приписав себе возраст, ушел добровольцем из Казани. Старшие их дети, Зоя и Нина пошли работать на 708 завод, а бабушка – на элеватор, который находился в районе железнодорожного вокзала.

Папа без вести пропал под Москвой в декабре 1941 года, дядя Валентин – под Ленинградом, дедушка после контузии вернулся домой. Бабушка до конца жизни надеялась получить весточку от сына Анатолия.

В 1946 году бабушка и дедушка помогли маме - взяли меня в Казань. Я поступила в школу № 83. До 5 класса наша школа была в школе № 24 (на ул. Пушкина рядом с бывшим Ленинским мемориалом, теперь это НКЦ Казань), а с 5 класса построили новое здание на улице Япеева (бывшая Красина). Теперь это здание – начальные классы школы № 39.

В 1955 году окончила школу и поступила в КАИ на радиотехнический факультет, который окончила в 1961 году и по распределению поступила на завод математических машин инженером по наладке, потом стала старшим инженером и руководителем наладочной группы (в группе было от 15 до 43 человек). Поработала и в Госприемке, объездила по командировкам весь Союз, была в Чехословакии по рекламации.

В 1992 году я вышла на пенсию. Устроилась в ПТУ-41 секретарем директора и окончила курсы психолога. Потом до апреля 2001 года работала в фирме «Акфирт» с перерывами на болезнь и операции. Сейчас посещаю лечебную физкультуру два раза в неделю, пою в хоре «Воскресение» в университете, являюсь членом клуба любителей оперы. Все это помогает мне в жизни быть оптимистом, любить жизнь и людей.

Во время войны люди были добрее, сердечнее. Нас, детей, подкармливали соседи, кто чем мог, поэтому мы, наверное, выстояли, победили в страшной, жестокой войне, выросли порядочными, честными, дружными, сострадательными людьми.

P.S. Моя мама – Сладких Валентина Алексеевна, урожденная Алексеева, переехала в 1951 году в Казань, работала бухгалтером в МВД, родилась в 1916 году, умерла в 1988 году, хорошо рисовала. Брат – Сладких Юрий Анатольевич, учился в КГУ, но не закончил по состоянию здоровья, работал в сервисной обслуге, прекрасно писал стихи и прозу.

Сестра – Сладких Лариса Анатольевна, вышла за Лазарева Сергея, хирурга, окончила Казанский финансово-экономический институт. С мужем в Альметьевске, в 1988 году переехала в Казань, сейчас пенсионерка. Вырастила 2-х детей (дочь – медсестра в поликлинике МВД), сын – работает в МВД.

Прикреплённые изображения: