СОЛОВЬЁВ ВАЛЕРИЙ АНАТОЛЬЕВИЧ

Мы дети войны, мы дети Победы

 

 

            Я, Соловьев Валерий Анатольевич, родился 26 августа 1941 года в городе Чистополь. Этот день интересен еще тем, что именно 26 августа 1941 года Адольф Гитлер совершил свою первую поездку на Восточный фронт, посетив Брестскую крепость, которую в течение целого месяца, а по последним данным более двух, не могла взять хваленая 45-я Мюнхенская дивизия - любимица фюрера. Оборона Брестской крепости был незаслуженно забыта, если бы Сергей Сергеевич Смирнов не рассказал о подвиге солдат и офицеров, которыми вынужден был командовать наш земляк - майор П.М. Гаврилов. Писатель Смирнов открыл только одну страницу в героической летописи нашего народа во Второй мировой войне. К сожалению, таких неизвестных страниц осталось еще много, которых следует еще изучать.

            Саму войну я, естественно, не помню, но зато хорошо помню первые послевоенные годы, события, которые врезались в мою память. Вот некоторые из них. Каким-то образом Чистополь облетела весть о том, что завтра прибывает из Казани пароход с демобилизованными или как их тогда еще называли «дембелями». На пристани собралось огромное количество народа, в основном женщины, старики и старушки и, естественно, мы, мальчишки. И вот, из-за Крутой горы показался белый двухпалубный пароход, к сожалению, название его я не помню. Зато помню, как заиграл духовой оркестр. Когда отжали чалки и спустили кран, воцарилась тишина. А потом раздались крики «Ура!» Первыми на пристань сошли моряки. Одеты они были во все черное, естественно, кроме

тельняшек, на них были широченные брюки «клёш», а на ногах ботинки. За плечами у всех был мешок, а кое у кого в руках был бушлат. Вторыми шли летчики. Они были в коричневых кожаных куртках, в брюках галифе и ярко почищенных сапогах, а на фуражках у них блестели крылышки. В отличие от моряков, в руках они несли небольшие чемоданчики, а несколько летчиков несли в руках шинели. Потом стали сходить все остальные (сухопутные войска). Именно тогда один солдат остался с плачущей женщиной, возможно, с женой, произнес сокрушительную фразу: «Я пехота, я пехота, сто прошел, еще охота». Особо выделялись танкисты, их было немного, но почти у каждого из них был черный шлем, у кого на голове, а у кого на ремешке за спиной. Последними стали выходить инвалиды, кто без руки, кто без ноги, на всю жизнь запомнился молодой парень без обеих ног. Он сидел на какой-то коляске на подшипниках, а за спиной у него был футляр. Откуда не возьмись к нему подбежали парни, взяли его на руки вместе с тележкой и поставили на высокое место и сказали: «Играй». Он открыл футляр, достал баян и заиграл вальс «Амурские волны». Как он играл, как он играл! Он играл и плакал. В такт ему стали плакать многие женщины.

            Что мне врезалось в память - очень мало было медалей, не говоря уже об орденах. Редко у кого было две или три медали. Но это не значит, что чистопольцы плохо воевали. Чистопольская земля вырастила четырнадцать Героев Советского Союза.

            Не буду описывать наше послевоенное трудное детство: многочасовые очереди за хлебом и другими продуктами, заготовка дров на зиму, сбор грибов и ягод на так называемой косе. Нельзя не сказать о многочисленных попрошайках, а также о карманниках, если их ловили на месте преступления, били без жалости, от души.

Мы, пацаны, тоже дрались, но неукоснительно соблюдалось правило: «Лежачего не бьют».

            Однако постепенно жизнь менялась к лучшему. Мы радовались открытию парка с вечерними танцами, бесплатного катка «пляжа под собором». А мы распевали по вечерам песни, которые услышали от «дембелей». Песни начинались словами: «Сегодня ночью под мостом поймали Гитлера с хвостом» или «Говорят, что Муссолини вместе с Гитлером в Берлине вел о наших землях разговор», к сожалению, продолжать дальше не могу, так как дальше идут в большинстве непечатные слова.

            И еще один эпизод врезался мне на всю оставшуюся жизнь. Летом 1947 года в Чистопольский затон пришла баржа с пленными немцами. Естественно, мы заготовили камни, чтобы как-то отомстить немцам за все их злодеяния. И вот они пошли, их было очень много, но охраняло их всего два солдата с автоматами. Один шел впереди колонны, другой - сзади. И только мы приготовились к атаке, из нашего дома, а мы жили на улице Бутлерова (вторая улица от затона), вышла моя бабушка, Болтунова Прасковья Васильевна, в руках у нее было решето с кусками хлеба, и она стала раздавать их немцам. Хотя в 1944 году под Псковом сгорел в танке ее единственный сын Миша - мой дядя. Именно в память о нем мы с женой своего сына назвали его именем. Немцы с какой-то робостью брали хлеб и еще что-то говорили, наверное, благодарили на своем языке. Вот так, нам, - подросткам послевоенной поры, был преподан урок гуманизма и милосердия.

     И последнее: было очень интересно ходить в субботу и воскресенье на так называемый верхний базар, где бойко шла вещевая торговля, чего там только не было, но особым спросом пользовались бензиновые зажигалки, губные гармошки, складные ножи. У мальчишек большим спросом пользовались полевые сумки, и мы считали особым шиком ходить в школу не с портфелями (это был удел девчонок), а с полевыми сумками. Учителя, а многие из них носили шинели и гимнастерки (правда, без знаков различия), относились к этому весьма положительно.

   Советское правительство высоко оценило боевые заслуги моего дяди Соловьёва Виктора Васильевича, наградив его орденами: Красного Знамени и Отечественной войны II-й степени.

   Обращаясь к истории Великой Отечественной войны, нельзя не сказать об участниках военно-патриотического движения «Снежный десант» КГУ 1960-1970 гг. Я горжусь, что был одним из первых комиссаров, сформированных тогда отрядов по местам боев 146 стрелковой дивизии. Студенты, комсомольцы географического факультета КГУ, во главе с руководителем республиканского штаба Ю.С. Наживиным за время каникул 1968-1971 учебных годов осуществили три многодневных зимних похода второй категории сложности по следам дивизии по территории Калужской, Смоленской, Псковской областей и Эстонии. В течение 3-х лет мы становились победителями в Татарии, и в 1970-м году заняли первое место в стране. Руководство десанта было приглашено в Голубой зал «Комсомольской правды», наш отчет перед центральным штабом под председательством маршала Советского Союза И.С.Конева был одобрен и рекомендован для широкого распространения, как важная составляющая военно-патриотического воспитания молодежи.

Я окончил географический факультет Казанского государственного университета. Общий трудовой стаж - 42 года, из них 36 лет - в Казанском ГАУ. Один из создателей музея истории Казанского ГАУ, активный участник «Снежного десанта» КГУ 1960-70-х гг.

Прикреплённые изображения: