СЫЧЕВА МАРГАРИТА МИХАЙЛОВНА

Детство опаленное войной

Я, Маргарита Михайловна Сычева родилась 6 марта 1941года в Б. Мурашкинском районе Горьковской области. Детство мое прошло в небольшом населенном пункте Совхоз № 2. Мне исполнилось 3 месяца, когда началась война, и я её, конечно же не помню. Я не помню   и своего отца, который на второй день войны ушел на фронт, а в декабре 1942 года погиб в боях под Москвой.

Отец Сычев Михаил Сергеевич 1913 года рождения был родом из той же Горьковской области - слобода М. Старицы. Он окончил семилетку, работал бригадиром полеводческой бригады. Был участником Финской войны. В семье нас было трое детей. Двух старших братьев Владимира и Виктора я тоже не помню, они умерли от кори в первый год войны в возрасте 5 и 3-х лет.

Мама Сычева (в девичестве Макарова) Евгения Константиновна уроженка Саратовской губернии 1914 года рождения была неграмотной. Она работала свинаркой в совхозе № 2, где мы жили. Это был небольшой населенный пункт. Бывшая дворянская усадьба состояла из 2-х этажного дома, 3-х бараков, школы, ясель и 2-х зерноскладов. Но место было очень живописное, протекала речка Удомка. Все эти воспоминания относятся к более позднему времени, годам к 6, когда уже закончилась война.

Мы жили в доме на 2 этаже. Самое мое первое воспоминание об этом периоде связано с постоянным чувством холода. В комнате стояла печь-галанка, которую надо было топить, а поскольку мать с утра до вечера была на свиноферме, то топили её наверно 1 раз, когда мать возвращалась с работы, но я помню, что мы носили с ней какой-то хворост. Поскольку братья уже умерли, я видимо оставалась дома одна. По словам матери, я в детстве переболела всеми болезнями - корь, свинка, трахома. Думаю, что все они были связаны с холодом и голодом.

Сколько себя помню, постоянно хотелось есть. Я совсем не помню хлеба, видимо его было так мало, что я свою норму проглатывала, не помню, чтобы мы пили чай, наверно его просто не было. Мои воспоминания о еде связаны уже с послевоенными годами, когда кто-то приезжал из города и привозил сушки, пряники, а друг отца угощал конфетами- подушечками в розовую полоску. Этих белых сушек я не могла наесться, они до сих пор - мое любимое лакомство.

Помню, что с ранней весны до поздней осени мы были на подножном корме. Весной выкапывали в поле мерзлую картошку, из которой мать пекла какие - то синие лепешки, собирали хвощ, какие-то красные корешки по берегу реки, потом щавель, в лесу всякие ягоды, а осенью ходили в поле и искали в стерне зерна.

Дома спали на матрасах набитых соломой. Света в комнате тоже не было, помню, уже после войны появилась керосиновая лампа. Еще помню, что я носила воду из колодца на 2 этаж.

Я не помню никаких игрушек, кукол у меня точно не было. Зато отчетливо помню, как мы играли в свиноферму, т.к. у всех матери там работали, а мы собирали сосновые шишки и они у нас были свиньями. Мы с помощью прута загоняли это стадо, повторяя то, что делали взрослые

            Я не осознавала, что идет война, и поэтому в совхозе было только 2 мужчин- 2 старых деда, которые тоже посильно участвовали в работах. Жили и эвакуированные из Херсона, но только, когда они уезжали, я поняла, что их загнала сюда война.

            Мать никогда не жаловалась на жизнь, работала с утра до вечера. Я не видела писем отца с фронта, похоронки, не видела, чтобы мать плакала или горевала. О том, что я сирота, я тоже не знала, потому что вокруг были такие же дети – сироты. Все женщины остались вдовами в 26-29 лет, никто из мужчин, ушедших на фронт из совхоза, не вернулся.

            Больше я помню, когда начала ходить в школу, где я хорошо училась и любила читать. Тогда у нас появился участок земли, а мать, чтобы спасти меня от дистрофии, купила козу и поила меня молоком. Помню, что яйца мы обменивали на вишню, которую привозили из других деревень.

После трехлетки, мне надо было ходить в школу в с. Григорово – на центральную усадьбу. И опять мои воспоминания связаны с холодом. Одежды не было, ходили пешком 5 километров, в школе чернила замерзали в чернильницах. Мое самое светлое воспоминание этих лет связано с чтением. Я любила книги А.  Гайдара «Дальние страны» А. Фадеева «Молодую гвардию», Н. Островского «Как закалялась сталь».

С 1955 года моя жизнь связана с Казанью, куда мы переехали к отцу матери - нашему деду. Вся его семья была раскулачена, но он выжил, был состоятельным человеком и очень уважаемым. Прожили мы там недолго, т.к. мать устроилась работать дворником и нам дали комнату в полуподвальном помещении тогда по ул. Кирова.

Только в 10 классе мать впервые рассказала мне про отца. Я узнала от неё, как он ушел на войну, как попал сразу под Москву, был дважды ранен, лежал в госпитале, что были от него письма и похоронка о его захоронении под Волоколамском. Но письма и похоронка были утеряны, сохранился лишь паспорт отца с его единственной фотографией.

Мать не ставили в очередь на жильё, как вдову погибшего участника войны и я написала письмо Л.И. Брежневу. В очередь её поставили, но она так и не дождалась отдельной квартиры.

Мой интерес к теме войны начался с конца 60-х годов. Это было связано с учебой в Казанском университете и работой в Государственном музее ТАССР, куда я пришла в 1966 году.

Практически всю свою сознательную жизнь - 30 лет я отдала теме патриотического воспитания молодежи. Я изучила биографии всех наших знаменитых земляков – Героев Советского Союза. Меня всегда слушали с вниманием и интересом и курсанты военных училищ, и школьники, потому что я пропускала все через свое сердце.

Могилу отца я впервые посетила только в 2000 году, и была очень удручена её состоянием. На обелиске не было фамилий, хотя точно известно, что мой отец захоронен именно там. В 2004 году я ездила еще один раз, и там планировалось провести работы по увековечению памяти всех погибших. Сейчас мне прислали фото обелиска с фамилией, в том числе и моего отца, но здоровье, к сожалению, не позволяет мне поклониться этой братской могиле.

Я из поколения детей, которое не знало свих отцов, которое война сделала сиротами, но мы с гордостью несли память о погибших и с честью прожили жизнь достойную их памяти.

За многолетнюю плодотворную работу в музее она награждена:  медалью «Ветеран труда», Почетной грамотой Президиума Верховного Совета ТАССР (1987), Почетными грамоты музея, Министерства культуры  ТАССР(1970, 1981); а также значком «Отличник культурного шефства над селом» МК СССР и ЦК профсоюза работников культуры, нагрудным знаком «За культурное шефство над Вооруженными силами СССР», знаком МК СССР «За отличную работу».

Прикреплённые изображения: