ТАРАРИНА НИНА ВАСИЛЬЕВНА

Родилась в 1928 году в деревне Есливка Оренбургской области.

«- В 1936 году наша семья, состоящая из пяти человек, переехала на новое место жительства - в город Курган-Тюбе Таджикской ССР. Через год из-за средне-азиатского климата умер брат. Это была первая потеря, за которой с  сорок первого по сорок пятый последовали другие…
О начале войны мы узнали из речи В.Молотова. Все жители  улицы собрались у дома, где было радио. Я тогда уже училась в школе и хорошо помню, как собравшихся  охватило какое-то оцепенение, которое постепенно переросло в страх. Многие женщины начали плакать. Но война от нас, оказывается, еще была далеко, и мы некоторое время жили обычной, мирной жизнью. В сорок первом я закончила шестой класс, и с 25 июня у школьников начиналась смена в пионерском  лагере, который находился в горах на реке Варзоб.
    Вернувшись  из лагеря, я испытала первое сильное потрясение – проводы отца на фронт. У военкомата, который находился на окраине, собрались жители почти всего города. Волнение, слезы, ощущение горя передавались друг другу. Люди как бы чувствовали, что расстаются надолго, а, может быть, навсегда. Вдруг мама вспомнила, что мы не захватили  какую-то необходимую для папы вещь и меня послали за ней. Когда я вернулась, отца у военкомата уже не было. Со мной, тринадцатилетней девочкой, случилась истерика из-за того, что я с ним не попрощалась.  Еле-еле успокоили.
В Курган-Тюбе с нами рядом жило много родных. И в каждую семью начало приходить  горе. У одной из сестер мамы пропал без вести муж, у другой призвали старшего сына.  В 1942 году на них  пришли похоронки. Папа после ранения и операции приезжал на десять дней в отпуск. Затем был отправлен на трудовой фронт и домой вернулся только после Победы. Но  жизнь брала свое.  23 февраля 1943 года в нашей семье родился мой младший братишка – Николай, которому все были очень рады.
    Таджикистан, как и Узбекистан, были глубокими тылами, сюда  направлялось большое число эвакуированных, беженцев. Только в нашем классе появились ребята  из Кишинева, Тирасполя, Тулы, Москвы. С ними было интересно, весело, даже в те нелегкие годы. Они привнесли в нашу жизнь много нового, заставив посмотреть на мир другими глазами, расширили кругозор. Вспоминается эпизод, когда девочка из Тирасполя предложила всем классом отметить какой-то общий праздник. На вечер она приготовила торт «Наполеон», о существовании которого никто из нас даже и не подозревал. Было так вкусно, что до сих пор это самый любимый мною торт. Со многими  новенькими  девочками я дружила. Например, с Фридой Лапскер из Кишинева, Нелей Маргулис из Москвы. Отец Нели занимал в Москве высокий пост. Мы с Нелей часто вместе делали уроки, беседовали с  ее мамой. Благодаря этому общению во мне зародилось желание продолжать учебу в Москве. Кстати, брат Нелиной мамы был оперным певцом  в Большом театре. Будучи студенткой Московского института, в 1946 году я слушала его в опере «Риголетто».
    В Курган-Тюбе были  кинотеатр, Дом культуры. В нем однажды  давал спектакль «Цыганка Аза»  Ворошиловградский  драматический театр. Народу  в зале было в два раза больше посадочных мест. Мы с мамой стояли на стульях в самом последнем ряду. Происходящее на сцене произвело огромное впечатление, так как раньше ничего подобного видеть не приходилось. Летом 1944 года нам посчастливилось услышать выступление хора имени Пятницкого в летнем театре  в Душанбе.  Туда мы ездили продавать ранние помидоры и огурцы. Правда, слушали хор только из-за ограды, но впечатление незабываемо до сих пор.
     Война давала о себе знать и в глубоком тылу. С 1942 года жизнь в городе подорожала. Хлеб стал продаваться по карточкам, и его  заменила кукуруза. Из нее варили супы, делали мамалыгу. Нашу семью выручало небольшое хозяйство: корова и три курицы.  Правда, корова давала только четыре литра молока в день, но мама как-то выкручивалась. Чтобы прокормить буренку,  мы рано утром ходили за город,  на хлопковые поля, собирать траву. Мама еще подрабатывала в хлебном магазине уборщицей, откуда иногда приносила заработанные хлебные корки и крошки.
        В летние каникулы нас, школьников, привлекали к уборке овощей, абрикосов, персиков, других фруктов. Иногда до ноября работали на сборе хлопка.
    В День Победы весь класс собрался в школе, мы радовались, смеялись, плакали от радости, что все закончилось. Праздник продолжался на улице, где собирали небогатые столы. Люди, пережившие общую беду, хотели и радость отметить вместе. Женщин было не узнать. Они надели на себя самое лучшее. Гремела музыка, трубили трубы, кругом танцевали, пели, обнимались. Это было настоящее народное ликование.
      В  мае я заканчивала десятилетку. Нужно было определяться. Помог в этом отец моей школьной подруги Маргариты Макаровой.
Он предложил  родителям отпустить меня  с ним и его дочерью в Москву для поступления в институт. Жили мы бедновато, одежды особой не было, а ведь надо было ехать в Россию за пять тысяч километров от дома. Родители согласие не дали. Но мечта – учиться в Москве - жила в моей душе, и поездка состоялась. Занятия в институтах начинались с первого сентября. Мы же свой поход по вузам начали только 28 августа. Так как у меня был хороший аттестат, серебряная медаль, меня принимали в любой институт с предоставлением общежития, а поступать без Маргариты я не хотела. В последний день августа мы попали в технологический институт легкой промышленности имени Л.М. Когановича. Нас встретили здесь с распростертыми объятиями.
    После получения диплома распределилась в Казань.  На мехкомбинате я прошла  все технические должности, способствующие профессиональному росту, развитию качеств руководителя. В немалой степени помогали техническое творчество, участие в рационализации и изобретательстве (у меня 9 изобретений совместно с другими авторами).  Специалисты объединения вели большую работу по усовершенствованию технологических процессов, экономии материальных, энергетических ресурсов, по защите окружающей среды от агрессивных выбросов.
За время работы на объединении несколько раз направлялась в заграничные командировки по обмену опытом работы. Дважды была в Венгрии, набиралась опыта в ФРГ на фирмах «БАСФ» и «Штокхаузен», в 1974 году ездила во Францию, в 1980 году - в ГДР.
    После выхода на пенсию еще пятнадцать лет была членом Совета ветеранов объединения и директором Музея трудовой славы меховщиков.