ТРАПЕЗНИКОВА ТАМАРА АЛЕКСАНДРОВНА

МНЕ  ВЕЗЛО  НА  ХОРОШИХ  ЛЮДЕЙ

            Я родилась в г. Архангельске.  В 1937 году отец, Галасьев Александр Дмитриевич, решил переехать в строившийся в 60 км. севернее Архангельска город Молотовск (позднее г. Северодвинск). Сначала работал на строительстве машиностроительного завода, а затем резьбошлифовщиком 6-го разряда на том же заводе. Мама не работала, я и сестра ходили в детский садик. Детский сад на лето обязательно выезжал к Белому морю на о. Ягры. Дюны и сосны помню до сих пор. В детском саду в то время мы все  обязательно  переодевались в садиковскую форму – синие халатики и шапочки «испанки» (Шла  война  в  Испании). Помню воспитательницу в старшей группе детского сада Александру Дмитриевну – как много она читала нам сказок!

А 1-го сентября 1941 года я пошла в первый класс школы. В марте 1943 года отец, будучи коммунистом, ушел добровольцем на фронт, а в сентябре того же года погиб под Смоленском. Мама пошла работать на завод токарем. Работала, как и все, по 12 часов. Она получала по рабочей карточке 1 000 гр. хлеба, а мы с сестрой, как иждивенцы по 300 гр. Свои 300 граммов я получала еще до занятий в школе и, конечно, съедала. В школе на большой перемене приносили всем учащимся по стакану сладкого чая и маленькую булочку. В столовой стоял большой бак с водой и намятой в нем хвоей. Мы это не любили, но нас заставляли пить, чтобы не было цинги. А вечером ждали маму с хлебом и ели похлебку – хлеб с кипятком и луком. Город был за полярным кругом – была длинная зима и короткое лето (мало солнышка). Город был «закрытым», а посему рынка как такового не было. Жили только тем, что получали по карточкам. Впервые помидоры я ела только после 9-го класса, когда приехала в пионерский лагерь в Крыму (г. Судак). Но так как город возводился на болотистой местности, то совсем близко на окраине было много клюквы и морошки. Мы, дети, часто ходили за ягодами Ничего и никого не боялись. И не помню ни одного случая, чтобы кто-то потерялся или кого-то обидели.

Город бомбили несколько раз, но бомбы попадали в болото и ни разу не взорвались. Часто стреляли зенитки и при объявлении «воздушная тревога» мы быстро одевались и выходили на улицу. Привычка аккуратно складывать дневную одежду на стул осталась на всю жизнь. Да, не доедали, были зимой плохо одеты – валенки были у всех, но шерстяных вещей не было. Нам было проще, т.к. мама шила шаровары на валенки и школьную форму из сатина.

Но вспоминается очень много хорошего. Очень дружно жили с соседями и на долгие годы остались друзьями с одноклассниками. Собирались с одноклассниками каждые пять лет. Обязательно ходили в школу, и учителя всегда готовили нам встречу с учащимися. Незабываемой была встреча на 20-летие окончания школы: от входа и по лестнице, ведущей в актовый зал, стояли в пионерской форме школьницы и приветствовали нас салютом. Трогательно было до слез.

А вообще школьная жизнь была очень насыщенной. Ходила сразу в несколько кружков в Доме пионеров: вышивки, хоровой, зоологический. Ставили спектакли в школе и ходили с ними в госпитали к раненым и в детский дом. Занимались с нами учителя и артисты драмтеатра. Очень много читали – все, что могли взять в библиотеке. У одной из девочек родители выписывали «Огонек» – прочитывали от корки до корки. Знали художников и их произведения. Слушали радио – какие были великолепные передачи! Арии из опер узнали оттуда и очень хотели учиться в Ленинграде, где можно было ходить в театры, музеи и просто учиться вежливости у ленинградцев.

Надо сказать, что учителя у нас были прекрасными, и мы им очень благодарны за все – за знания, за умение тактично показать нам, как заштопать кофточку, если на ней оказалась дырка. А в старших классах на вечерах учили, как должны себя вести – скромно, с достоинством. Конечно, мы воспитывались патриотами своей Родины.  Были пионерами,  затем комсомольцами и шефами

октябрят. Школьные учителя давали нам очень много. По русскому языку – грамотность и каллиграфический почерк, по литературе – любовь к стихам и прозе, по физике – знания, позволявшие нам без проблем поступать в лучшие технические вузы… Нам очень повезло с учителями.

Ну, и конечно, мне и сестре очень повезло с мамой Татьяной Николаевной. У нее не было образования (три класса сельской школы), но она от природы была человеком умным, мудрым, доброжелательным. Оставшись вдовой в 33 года, она выполнила наказ отца – учить нас. И мы обе с сестрой получили высшее образование. После окончания войны – 19 мая 1945 года в нашем доме случился пожар. И мы лишились вообще всего. Получили комнату в деревянном доме. И у мамы хватило мужества все пережить. Конечно, она совершила подвиг – гражданский и человеческий. Она вырастила нас нормальными людьми. Научила трудиться (я с 8-го класса до окончания института летом работала), научила никому не завидовать, любить людей. Спасибо ей большое!

          Мечта учиться в Ленинграде сбылась. Окончила Ленинградский институт точной механики и оптики и в 1958 году  по распределению приехала в Казань на КОМЗ, где и проработала всю жизнь сначала инженером-конструктором, а затем начальником бюро рационализации и изобретательства. Являюсь ветераном труда и ветераном КОМЗа. Горжусь полученными Грамотами: Лучший организатор рационализаторской и изобретательской работы Министерства и Грамотой, подписанной космонавтом Береговым, за техническую помощь по внедрению изобретений

Прикреплённые изображения: