ЗИМНЯКОВ ВЯЧЕСЛАВ НИКОЛАЕВИЧ

Низкий поклон всем матерям за их труд, за наше спасение

Я родился в селе Троицкий-Урай расположенном на реке Кама Рыбно-Слободского района 7 февраля 1940 года.

Отец, Николай Григорьевич, воевал. Мы, трое малолетних детей, остались с мамой Антониной Андреевной. Мне был годик с небольшим, а моим, хоть и старшим сестрам, чуть больше: Таисии – 2 года, и Валентине семь. Военные годы – трудные годы. Всё отправляли на фронт (зерно, картофель и пр.). Мы остались живы благодаря маме. Она сохранила нас от болезней, холода и голода. Низкий поклон ей и всем матерям за их труд, за наше спасение. Кама весной разливалась, затопляла луга на противоположном берегу. Все мужское население деревни было на фронте, и рыбу в реке никто не ловил. Когда уходила вода, мы деревенские мальчишки, собирали дикий лук и кислятки. На удочку, насадкой была муха, ловили башклейку, а потом жарили ее на противне в печи. Было очень вкусно. В 6-7 лет я уже переплывал Каму, хотя течение было очень сильное. Помню, что деревенские женщины за солью ходили в Казань.

В 1945 году отец вернулся с фронта. Мне он привез подарки – губную гармошку и пистолет-крокодил. Нажимаешь на курок – раскрывается пасть и из нее высовывается язык крокодила. Как воевал отец, я узнал позже из его рассказов. В день Победы 9 Мая – святой праздник для каждой семьи – я всегда приезжал в Рыбную Слободу к отцу. Собирались бывшие фронтовики. Отец рассказывал о защите Харькова. Как отступали и снова брали город, но силы были не равны. Из рассказов фронтовиков – мало было самолетов, танки старых образцов, винтовок и патронов не хватало. Отступали под Сталинград. Полковник в отставке Петр Андреевич Кузьмин, сосед, вспоминал: «Немцы, окруженные под Сталинградом, замерзали и голодали. К ним пыталась прорваться танковая армия Манштейна». Петр Андреевич был заместителем командира артиллерийского полка и так ставил задачу перед боем: «Отступать некуда – позади Волга». И немецкие танки не прошли. В июле 1969 года, когда отец был уже не здоров, мы с ним побывали на Малаховом Кургане в Сталинграде, поклонились всем погибшим в той страшной войне. А осенью отца не стало.  Мы должны помнить о тех, кто положил свои жизни на алтарь Победы ради нас, ради нашей жизни.

С 1947 по 1957 год я учился в Рыбно-Слободской средней школе. Очень хорошие у нас были учителя. Директор школы Мирясова Анна Тихоновна была награждена орденом Ленина. Весь класс знал  химию на хорошо и отлично благодаря нашей учительнице химии Прасковье Кирилловне Лыловой.

После окончания школы поступил в летное военное училище имени В.Чкалова. Отбор был очень жесткий по здоровью. Из 100 человек проходили только 25. Учился на «отлично». За что и получил значок «Отличник ВВС» и двухнедельный отпуск. Командир полка был очень строгий. Перед первым полетом спросил меня: «Хочешь летать?». «Хочу», – ответил я. И выпустил меня. Очень ответственный момент. Было мне тогда 18 лет, и весил я всего 54 кг. В июле 1960 года Хрущев сократил ВВС на 1 миллион. В том числе всю нашу военную часть, вместе с курсантами, летчиками-инструкторами. Все были уволены в запас.

В этом же году я устроился на наш завод № 230 ("Электроприбор"), так тогда он назывался, на участок сборки моторов МС, МН. Параллельно учился в авиационном техникуме. На заводе был от него филиал. После его окончания в 1964 году меня назначили мастером в учебный цех, и я поступил в Казанский авиационный институт на вечерний факультет по специальности авиаприборостроение.

В 1967 году я перешел в отдел главного технолога и начал работать в группе тахометров и электродвигателей, затем в группе автопилотов. Мне всегда везло на хороших людей. И в школе, и в училище (командиром эскадрильи был Герой Советского Союза майор Гринько, за которым мы курсанты могли пойти и в огонь и в воду) и на заводе. Возглавлял ОГТ Леонид Исаакович Лившиц – специалист высочайшей квалификации. Твердый, всегда был вместе с коллективом, грамотно решал все возникающие технические вопросы. В коллективе работали люди, у которых было чему учиться, замечательные специалисты, которые учили нас молодежь как надо работать. Некоторые пришли на завод еще во время войны в возрасте 12-15 лет и создавали авиационную продукцию для фронта – Бубеков В.И., Петров В.С. Николай Владимирович Гусев работал на заводе с 1939 года и эвакуировался в Казань из Москвы вместе с заводом. Работая уже заместителем главного технолога, он мог сам отладить и запустить (зачастую так и было) автомат холодной обработки металла. А.И Зуевич – специалист по намотке и сборке сельсинов, А.Я.Москалев – по штамповке, внедрил научную разработку одного НИИ – штамповка на прессе с пульсирующим прижимом. И много, много других инженеров-технологов, руками которых создавались авиационные, ракетные, космические системы управления.

В восьмидесятые годы мы внедряли на заводе новые разработки автопилотов на истребители МиГ-17, МиГ-19, МиГ-21. Встал вопрос по потенциометрам. Необходимо было уменьшить время зачистки потенциометров.

Ручная зачистка составляла один час. Была внедрена научная разработка МВТУ им.Э.Баумана, там даже диссертацию кто-то защитил по этой тематике, но ощутимого эффекта не достигли. А мы вместе с коллективом ОМА, цеха 32 и ОГТ разработали и внедрили новую конструкцию установки, и время зачистки снизилось до 30 секунд! Впервые в авиаприборостроении у нас на заводе внедрили пайку печатных узлов электронных блоков на установке «Пайка волной припоя».  В цехе 34 эту пайку активно внедряли технологи Н.Д.Яковлева и Е.Б.Плотнова. Первые образцы печатных узлов были сделаны мною на Чебоксарском приборостроительном заводе.

При внедрении СЭИ (система электронной индикации) в 90-е годы необходимо было прожигать микросхему РТ556 – 172 часа при температуре 180 градусов. Нужны были специальные колодки с контактами покрытыми золотом. На заводе техпроцесса золочения контактов не было.  Чтобы его организовать – это целая история. Надо было бы спроектировать 3 пресс-формы, штампы, пружины, организовать участок сборки этих колодок, и т.д. Сроки поставок СЭИ были как всегда жесткие. Я созвонился с поставщиками микросхем и спросил о возможности приобретения у них колодок. Ответ был: «Берите сколько нужно». Заказы по СЭИ были выполнены в срок.

В 2001-2005 годы на заводе разрабатывались электродвигатели отопителя для КаМаза. Опыт производства электродвигателей на заводе был, но чтобы сами еще и разрабатывали, это было в новинку. Ездили в командировки в Ижевск на «Машиностроительный завод», во Владимир на завод «Автоприбор», выпускавший электромоторы для Тольятти. (Завод «Автоприбор» в 1932 году был организован на основе цеха автоприборов переданного во Владимир нашим заводом. Прим.ред.). Решали принципиально новые задачи, разрабатывали и внедряли новые установки, новые процессы, конструкторскую и технологическую документацию. В ударную группу по электродвигателям входили Назаров М.Н., Зимняков В.Н. (ОГТ), Инцын А.В. (отд.19), Сироткин А.А. (ОГК), Яковлева Н.Д. (ц.33).

Впервые на заводе были внедрены новые процессы изготовления узлов электродвигателя, а кое-какие процессы и впервые в России. В результате получилось высокотехнологичное изделие признанное лучшим в 2005-2007 гг. программой «100 лучших товаров России», на что имеется соответствующий диплом.

За почти 50 лет работы на заводе есть что вспомнить и рассказать. Но завершая свои воспоминания, хочу сказать, что завод для моего поколения был как дом родной. Жил в заводском общежитии, а в 1979 году мне выделили квартиру в кооперативном доме. Вопрос с жильем был решен. Сейчас моя семья – жена Людмила, сын Николай с женой Наташей и внучка Полина. Жизнь продолжается. Желаю всем ветеранам здоровья, семейного счастья, а коллективу завода успешно работать.

 

В.Н.Зимняков

Зимняков Вячеслав Николаевич пришел на завод "Электроприбор" в 1960 году слесарем-сборщиком в цех 32. Без отрыва от производства окончил сначала авиационный техникум, затем авиационный институт. Работал мастером цеха 40, инженером-технологом, начальником бюро сборки отдела главного технолога. Ушел на пенсию в 2011 году. Заводской стаж более 50-ти лет. Ветеран завода, ветеран труда.